Круиз по рекам Колумбия и Снейк

Это было в мае. Мне захотелось – нет, просто понадобилось на неделю сменить обстановку. Вспомнил, что когда-то хотел отправиться в круиз по рекам северо-запада США – Колумбии и Снейку. А он длится как раз неделю. Ну и какие могут быть сомнения, что надо ехать? И, не откладывая, поехал.



Через три дня я уже был в американском Портленде, что в штате Орегон. Город стоит на реке Вилламетт, и здесь начинаются круизы по Колумбии и Снейку. В Америке речные круизы, в отличие от морских, не получили широкого распространения. Например, в этом году на Колумбии и Снейке работают всего три круизных теплохода – American Empress, Queen of the West и SS Legacy (я выбрал последний). Но правильнее будет сказать, не «всего», а «целых» три, поскольку в последнее десятилетие количество круизных судов на этих реках колебалось от одного до двух, а в некоторые годы не было и ни одного.











На набережной Вилламетта, около исторического музейного буксира «Портленд», студенты предлагают прохожим написать ответ на вопрос, что придает тебе силы не за счет других.



Бумажки с ответами крепятся к ограде. Кто-то уже написал за меня, так что я ничего к ограде не прикрепил…









Вдали виднеется гостиница, в которой собираются участники предстоящего круиза. После короткого приветствия от дирекции круиза мы садимся в автобус, и отправляемся на стоящий на другом берегу реки теплоход.



88-местный SS Legacy построен в 1983 году по мотивам американских пассажирских пароходов прибрежного плавания начала XX века. Много лет он принадлежал круизной компании Cruise West, выполняя круизы по таким местам Аляски, которые недоступны для крупных судов. Основатель Cruise West – легендарный Чак Уэст, в свое время открывший Аляску для туризма, а затем основавший круизную компанию, оперировавшую малым флотом на Аляске.

Я когда-нибудь напишу про Чака Уэста. Это очень интересный человек, много сделавший в близкой мне сфере речных круизов.

А компания после его смерти разорилась. Флот Cruise West почти в полном составе перешел в круизную компанию Un-Cruise Adventures. Очень хорошее название, подчеркивающее, что людям предлагаются не классические круизы, а познавательные экспедиции на небольших судах. И никакого «мейнстрима».



Капитан Дано Куинн встречает гостей у трапа, а затем открывает собрание в салоне теплохода.





Кроме капитана, выступают главный механик (не бросайте посторонние предметы в унитаз!), старший помощник капитана и директор круиза.





SS Legacy – небольшой теплоход длиной 58 метров, где все находится под рукой. Главным общественным центром судна является носовой салон с баром и сувенирным магазином. Напитки в баре, за исключением элитного алкоголя, бесплатны.

Иногда радуюсь, что я напрочь лишен этого «заплачено ж, надо пользоваться», иначе в течение всего круиза находился бы в состоянии опьянения. А так – пара бокалов вина за неделю, и то из вежливости. Но всегда хорошо, когда есть выбор.





Кормовую часть главной палубы занимают ресторан (завтрак, обед и ужин а ля карт), и еще один небольшой салон.





Все каюты SS Legacy (за исключением огромного «люкса» за капитанской рубкой) примерно одинаковы по размеру и планировке. Вход в большинство кают – с открытой палубы.





Две каюты повышенной категории имеют собственный балкон. При этом палубу опоясывает круговая прогулочная терраса. Решение очень простое:



Ключи от кают существуют, но выдаются только по просьбе туристов. Я не первый раз на теплоходе «без ключей» (правда, такое практикуется только в Америке), и никогда их не прошу. Когда тебе не нужно постоянно открывать-закрывать дверь и носить с собой ключ (или ключ-карту), качество восприятия круиза поднимается на ступеньку. Ты у себя дома. Тебе не от кого закрывать каюту. А изнутри дверь запирается без ключа.

Ходовая рубка является еще одним общественным помещением: доступ в нее открыт круглосуточно.



Открытые палубы SS Legacy отдельно не показываю, потому что в процессе рассказа будут появляться их фотографии.

Капитан на мостике. Отдать швартовы! SS Legacy отправляется в рейс.





Следуем по Вилламетту, а затем сворачиваем на реку Колумбию.



День второй, и прекрасное, хотя и чуть пасмурное речное утро.







Это удивительно, но до начала XIX века берега Колумбии были заселены исключительно индейскими племенами. Более того, до 1792 года само существование этой реки не было доказанным. Колумбия протекает по территориям, до начала XIX века неосвоенным белыми людьми. Недаром эти места называли Диким Западом.

В 1804 году стартовала первая в истории сухопутная экспедиция через территорию США к тихоокеанскому побережью. Возглавляемая Мериуэзером Льюисом и Уильямом Кларком, экспедиция продолжалась два года. Последняя часть пути проходила как раз по реке Колумбия. Льюис и Кларк достигли Тихого океана и основали там форт, где участники экспедиции перезимовали. Экспедиция положила начало знаменитой "Орегонской тропе" – труднейшей дороге, по которой к середине XIX века на запад проехали тысячи переселенцев.

Но обо всем этом пойдет речь ниже, а пока мы движемся по утренней реке, и скоро у нас первый шлюз.





Подходим к шлюзу Бонневилль. Плотина и гидроэлектростанция построены здесь в начале 1930-х годов. Строительство плотины значительно улучшило условия судоходства на горной Колумбии, а за счет быстрого течения и большого объема воды гидроэлектростанция получилась мощной, способной снабжать электроэнергией большую территорию.









После выхода из шлюза проходим еще несколько километров вверх, и швартуемся к причальной стенке.









Отсюда мы едем на электростанцию, посещаем ее машинный зал и музей, осматриваем рыбопропускник. Рыбопропускные устройства для лососевых оборудованы на всех плотинах в этом регионе.







В специальные окна можно наблюдать пропускаемых в обход плотины рыб:



После визита на гидроэлектростанцию отправляемся на автобусе в горы, где находится самый высокий незамерзающий водопад в США – Малтнома.



Вокруг водопада удивительно красивые места. Здесь проложено несколько пешеходных маршрутов, гуляя по которым можно увидеть другие водопады меньших размеров. Но для этого нужно довольно много времени.









Вскоре после отправления SS Legacy в рейс на наших глазах опрокинулся небольшой швербот. Наш экипаж, не теряя времени, остановил теплоход и спустил на воду мотобот, на котором два члена команды помчались на помощь яхтсменам. После возвращения швербота в вертикальное положение и извлечения из воды яхтсменов мотобот вернулся, и наш теплоход продолжил путь. Мы все на борту почувствовали себя немного супергероями, походя оказавшими помощь тем, кто в ней нуждался.











Речную акваторию около городка Худ Ривер в этот вечер облюбовали любители кайтинга (это катание по водной поверхности на доске с парашютом).



А энтузиасты на борту не дремлют…



До поздней ночи наш теплоход движется вверх по Колумбии, и периодически шлюзуется.

















Город Кенневик расположен у места впадения реки Снейк в Колумбию. Утром третьего дня здесь у нас получилась незапланированная остановка.



Один из пассажиров неудачно упал, и ему потребовался визит в больницу. Пока пострадавшего возят в больницу, мы стоим на реке Снейк у большого грузового причала на окраине города.





После шестичасовой стоянки турист благополучно доставлен на борт, и мы продолжаем плавание уже вверх по Снейку. Чудесный день в ходу.



Перед первым по ходу нашего движения шлюзом тормозимся. Впереди – толкач с двумя тяжелыми баржами. Его нельзя обгонять на узком участке перед шлюзом, и, кроме того, он будет очень медленно заходить в шлюз. Дождавшись, пока толкач займет свое место в камере, пойдем в нее и мы.



Идем в шлюз. Места для нашего теплохода осталось немного. Нам надо вписаться между толкачом и правой стенкой шлюза, и при этом встать вплотную к правой барже, иначе мы не поместимся в камеру по длине.



«И вы думаете, я не смогу это сделать?» – всем своим видом говорит капитан.



Аккуратно подходим. Мы уже вписались между толкачом и стенкой по ширине. Теперь надо встать вплотную к барже.



За борт выбрасываются кранцы. SS Legacy останавливается в сантиметрах от борта баржи. К шлюзованию готовы!



Вот теперь, на широком месте после выхода из шлюза, легко обгоняем толкаемый состав.

























Утро четвертого дня встречает нас в Кларкстоне.



Подняться выше по Снейку для нашего теплохода будет затруднительно. А вот для скоростных катеров проблем не составит. На весь день оставляем SS Legacy в Кларкстоне, пересаживаемся в два катера, и продолжаем путь уже на них.









На скалах можно разглядеть древние индейские петроглифы. Кстати, не все из них расшифрованы.



Экипаж каждого катера состоит из капитана и механика. Механик нашего катера считается более опытным. И когда на втором катере заглох мотор, наш механик пересел туда для оказания помощи.



Неисправность устранена, продолжаем путь.





Останавливаемся в уютном местечке для обеда и прогулки по живописному берегу…







… затем продолжаем путь вверх по Снейку. Река постепенно сужается. Этот многокилометровый участок с высокими скалами называется Адским каньоном.









Начинаются порожистые места.



Наши катера преодолевают пороги, двигаясь зигзагами, чуть убавив скорость. Для стороннего человека совершенно непонятно, где в этой бурлящей среди камней реке можно найти судовой ход.





Трудно представить, но когда-то здесь ходили двухпалубные пассажирские пароходы.



А между порогами можно наблюдать абсолютно спокойную реку.



Еще одна остановка. Оазис рядом с каньоном, место для отдыха путешественников. В коттедже устроен небольшой музей, посвященный истории освоения этих мест.









К вечеру возвращаемся в Кларкстон. Нас ждет SS Legacy, который теперь отправится вниз, в обратный путь.









Наутро мы снова в устье Снейка, на окраинном причале Кенневика. На этот раз стоянка здесь запланирована. Мы садимся в автобус и отправляемся в Уолла-Уолла – к довольно значимому для американской истории месту. Там произошел очень неприятный случай с тяжелыми последствиями.



Как я говорил, эти земли Дикого Запада долгое время после открытия Америки не осваивались и даже не посещались белыми людьми, оставаясь безраздельной территорией индейских племен. В начале XIX столетия сюда потянулись переселенцы. И, конечно, не обошлось без множества миссионеров: почему-то считалось, что обращение индейцев в христианство спасет их души (разумеется, мнение самих индейцев, веками живших в своем мире со своим укладом и в единении с природой, никого не интересовало).

Через территорию, показанную на следующей фотографии, проходил путь переселенцев, и здесь же в 1837 году было основано небольшое хозяйство протестантских миссионеров Маркуса и Нарциссы Уитмен. Оно служило не только для миссионерских целей, но и как удобная остановка на пути переселенцев, следующих дальше по «Орегонской тропе» (так назывался разведанный и проложенный путь из обжитых восточных штатов на Дикий Запад, которым пользовались переселенцы). Здесь можно было отдохнуть и получить медицинскую помощь.



Никаких построек того времени не сохранилось. Первый дом, в котором Маркус и Нарцисса прожили первые два года, выглядел так:



В этом доме родилась их дочь Элис Кларисса – первый в истории белый ребенок, родившийся на землях Дикого Запада. И хотя дома давно нет, но место, где он стоял, точно известно:



Индейцы встретили миссионеров доброжелательно, хотя с обращением местных племен в христианство возникли проблемы, в том числе из-за межкультурных различий, которые не учитывали белые миссионеры. Впрочем, до конфликтов не доходило; миссия разрасталась. Уитмены построили себе новый дом, а в 1843 году – что-то вроде гостиницы для переселенцев.





Часть «Орегонской тропы», проходившей через миссию Уитменов, бережно сохранена до наших дней, как и один из вагонов, сотни которых в середине XIX столетия перевозили по ней переселенцев и их имущество.





А тем временем среди индейцев, особенно среди детей резко возросла смертность: белые люди заражали их корью и другими болезнями, от которых сами белые имели иммунитет, а индейцы – нет. И индейские вожди сначала робко, а потом все настойчивее стали просить миссионеров уехать.

Несмотря на слабый успех «миссионерской» части миссии, и просьб индейцев покинуть эти места и не подвергать смертельной опасности их детей, супруги не хотели возвращаться на восточное побережье. Здесь играло роль и то обстоятельство, что тогдашнее общество осуждало вернувшихся миссионеров, считая их кем-то вроде предателей идеи.

В 1847 году разразилась особенно сильная эпидемия кори. Умерло много индейцев, в том числе детей. Это переполнило чашу терпения местных жителей, и они решили вопрос радикально: 29 ноября 1847 года напали на миссию и убили обоих супругов.



На следующей фотографии видно место, где произошла трагедия: расположение дома в точности восстановлено по результатам раскопок. На фото хорошо видна небольшая пристройка – кладовая. Выше находилась кухня, она тоже видна в кадре. Именно здесь было совершено нападение на Маркуса Уитмена. Он добежал до гостиной (смежная комната правее), где его и добили. Там же смертельно ранили Нарциссу, которая попыталась выбежать на улицу (на фото – чуть выше правого верхнего угла кухни), но упала в дверях и скончалась.



Убийц нашли и повесили, максимально осветив произошедшее в прессе. Случай был подан так, что американское общество на десятилетия охватила волна ксенофобии, а попросту – ненависти к индейцам. Никто не захотел разбираться в истинных причинах произошедшего. С этого момента индейцы фактически были поставлены вне закона – при полной поддержке не привыкших думать масс.

Если бы Уитменов не убили, надо было это инсценировать, настолько все получилось удачно для разжигания ненависти толпы и решения текущих внутриполитических задач. Узнаваемая во все времена ситуация, не правда ли? Ведь именно это событие послужило поводом для уничтожения значительной части индейцев, вытеснения их со своих земель и переселения уцелевших индейцев в резервации.

А неподалеку, на территории бывшего форта, разместился роскошный исторический музей. Под открытым небом воссоздан целый городок переселенцев. Оригинальные здания привезены из разных мест штатов Вашингтон и Орегон: жилой дом, школа, мастерские, парикмахерская и даже тюрьма.



















Обеспеченные родители могли построить для своей дочери вот такой очаровательный детский домик:





Впечатлили комбайны, использовавшиеся в этих краях. Они приводились в движение несколькими десятками лошадей.





Вторая половина дня. Выходим из Снейка в Колумбию. Еще один вечер на реке.





Наутро уже стоим в Даллесе. С палубы SS Legacy можно наблюдать прибытие в Даллес еще одного круизного судна, работающего на этих реках (а всего, как я говорил, их три). Это American Empress с классической заднеколесной схемой.



А нас ждет автобус.



Оглядев окрестности со смотровой площадки с оригинальным каменным павильоном, едем в…





… едем в музей современного искусства.



Так, вот на этого посетителя желательно не наступить…



Итак, музей современного искусства. Много необычных экспонатов:



Мне такие вещи нравятся. Но в музее, кроме современного искусства, представлено и кое-что из классики.







В шахматном зале выставлено множество художественно решенных шахмат (включая грубо склеенные из бумаги), а рядом посетители могут сыграть партию в напольные шахматы.







Впервые вижу в музее неплохой зал карикатур. Точнее, впервые вижу в музее зал карикатур вообще.

Посмотрел, и вспомнил некоторых моих замечательных друзей – ценителей виски:


(надписи на мисочках: «еда», «виски». Надпись под рисунком: «Да, это ирландский сеттер»)

Боже, как жизненно:


(надпись под рисунком: «Это приспособление не дает мне смотреть на телефон каждые две секунды»)

Один из разделов музея посвящен такому уникальному явлению, как Theatre de la Mode. После войны во Франции не было возможностей организовывать настоящие показы мод. Но как же – Франция, и без показов? И появился передвижной театр, в котором участвовали настоящие кутюрье, а роль манекенщиц исполняли 60-сантиметровые куклы. Вплоть до начала 1950-х годов театр был очень популярен во Франции и за ее пределами, и гастролировал даже по Америке.





Отдельная документальная экспозиция музея посвящена истории и жизни американских индейцев.





В музее ущелья реки Колумбии интересно и ненавязчиво показана история края начиная от ледникового периода, и заканчивая прибытием сюда переселенцев и освоением края белыми людьми.











Среди прочих зданий Даллеса здесь воссоздано фойе знаменитой гостиницы Umatilla House с шикарным по тем временам сервисом и прекрасной кухней. От постоянных клиентов там не было отбоя. А разместиться в этой гостинице могли до трехсот постояльцев одновременно.





Круиз продолжается. Дивный вечер на реке Колумбия.







Вечером в салоне – концерт экипажа. Капитан прекрасно поет, и не только он. Экипаж полон талантов.





А утром седьмого дня – туман в низовьях Колумбии.



Река здесь расширяется, и вскоре начинается морской рейд. Тихий океан совсем рядом. Но добраться до него ох как непросто. Скоро я расскажу, почему.







А пока мы подходим к городку Астория, что в самом устье Колумбии, на левом ее берегу.





На правом берегу напротив Астории – то самое место, где в дневнике экспедиции Льюиса и Кларка появилась запись, что экспедиция видит океан и цель достигнута.



На самом деле с этого места они не могли видеть океан; участники экспедиции приняли за океан широкое устье Колумбии. Но океан и вправду находился близко, отделенный от этого места песчаной мелью с извилистым фарватером.



Низовья Колумбии до прибытия первой экспедиции с востока были плотно населены индейскими племенами. Но до Льюиса и Кларка, еще в доколумбовые времена, здесь бывали мореплаватели из Азии. Есть версия, что и русские моряки уже в XVIII веке добирались до этих мест, но это версия. Насчет же морского пути из Азии к западному побережью Америки это известный факт, причем он был известен и Льюису с Кларком, которые, достигнув устья Колумбии, первоначально хотели уплыть отсюда через Тихий океан с попутным кораблем. Но была поздняя осень; кораблей в это время года здесь не было. Экспедиция решила зазимовать неподалеку, и мы еще вернемся к этому моменту.

Рядом с местом высадки Льюиса и Кларка спустя несколько лет возникло одно из первых поселений переселенцев, впоследствии ставшее рыбацким поселком.



Поселок не дожил до наших дней; сейчас на его месте – обычное поле.



Но чудом уцелела поселковая церковь, которая была бережно реставрирована, и в ней даже снова проводятся службы – правда, не каждый день.



С окрестного холма, украшенного живописной колонной, являющейся и смотровой площадкой, хорошо виден городок Астория и его окрестности. Отсюда просматривается выход в Тихий океан, и та самая песчаная мель, представляющая собой серьезную опасность для судоходства.





Мы провели на вершине холма минут двадцать, и все это время этот удивительный человек стоял в такой позе:



Я бы так не смог. Но, может быть, стоит начать тренироваться.

А вот и форт Клатсоп, построенный участниками экспедиции Льюиса и Кларка в ноябре 1805 года с целью зимовки. Этот форт стал конечной точкой маршрута экспедиции, и, безусловно, символом ее успеха.







Сами участники экспедиции говорили, что смогли выполнить задуманное только благодаря помощи индейских племен. В самом начале XIX века индейцы не были враждебно настроены к белым пришельцам. Наоборот, они встречали их вполне доброжелательно, а отношения строились на основе торговли.

Огромную роль в успехе экспедиции сыграла индейская девушка по имени Сакагавея, сопровождавшая экспедицию на большом ее протяжении. О ней известно немного. Она помогала Льюису и Кларку находить общий язык с племенами, выполняя двойную роль переводчицы: языковую и межкультурную. Предполагается, что Сакагавея умерла от болезни в возрасте двадцати четырех лет. Ее маленьких детей усыновил Кларк. Родившийся во время экспедиции сын Сакагавеи, Жан-Батист, впоследствии стал видным ученым.



В морском музее Астории подробно рассказывается об истории местного судоходства. На карте показано устье реки Колумбии с песчаной отмелью. Сложный характер фарватера, частые сильные ветра, шторма, мощные течения, перепад глубин – все это за два столетия погубило здесь несколько десятков судов. Места их гибели обозначены на карте. Среди них есть и суда советского торгового флота.







Часть экспозиции посвящена истории пассажирского пароходства по рекам Колумбия и Снейк. Сейчас, когда построены хорошие дороги, необходимость в пассажирских перевозках по этим рекам отпала. Ни один из тех пароходов конца XIX – начала XX века не сохранился до наших дней. Но некоторые из них можно увидеть на макетах и фотографиях. Это были удобные, большие, красивые, и, я бы сказал, обаятельные суда.

Помните, как мы шли через пороги реки Снейк на скоростном катере? А когда-то там регулярно ходили такие пароходы:



Подходили они, как это было принято тогда в Америке, прямо к берегу.





А так они зимовали:





Пароход T.J. Potter считался одним из самых удобных для пассажиров судов на реке Колумбия. Он работал с 1888 по 1921 год. Его останки и сейчас лежат где-то в окрестностях Астории, замытые песком.



А самым популярным и комфортабельным пароходом реки Колумбия был быстроходный трехпалубный Bailey Gatzert, царивший на реке с 1890 по 1926 год.



Покидаем Асторию на закате.



Последнее утро круиза SS Legacy встречает на той самой реке Вилламетт, где неделю назад началось наше путешествие.



Снова Портленд. Конечный пункт круиза.





Тепло прощаемся с экипажем, и разъезжаемся – кто в гостиницу, кто в аэропорт. Но у нас остались электронные адреса попутчиков по путешествию. Будем иногда обмениваться весточками.





Как обычно, я накупил в круизе множество книг, которые пополнят мою библиотеку. От этой привычки, привозить из любого путешествия книги, я никак не могу избавиться. Да, наверное, и не надо. Хотя понятно, что с развитием интернета необходимость в таком количестве книг отпала. Но… люблю я их.



В очередной раз подтвердилась простая истина, что речной круиз – лучший способ знакомства со страной изнутри. В данном случае это было знакомство с легендарным Диким Западом, о котором так много написано. Да и вообще путешествия – это очень здорово. Не превращайте места, которые хотите посетить, лишь в мечты. Путешествуйте!


Спасибо, Саш!
Очень интересный отчёт и очень живописные места.
Не знал, что по этим рекам существуют круизы.
Явно стоит туда съездить! :)))
Андрей, спасибо. Конечно, стоит! У каждого из трех судов, которые там работают (три разные компании) - различные вариации программы на берегу.
Александр!
Очень интересное повествование...
как интересно!!!! очень захотелось съездить. А какие развлечения на борту, кроме последнего концерта?
рассадка в ресторане свободная?
Эти круизы не совсем развлекательные. Вечерние программы на борту - это обычно костюмированный рассказ о тех местах, где проходит теплоход, их истории и людях. С небольшими театральными элементами.

Рассадка в ресторане свободная.
Отличный рассказ
Даже в Америку захотелось ;)

Чувствуется, что нет лимитирующих мостов.

И, я так догадываюсь, никто не называет судно 83 года "старым ржавым корытом".
Re: Отличный рассказ
Мосты есть, и что-то лимитируют. Но суда, которые там работают, проходят их без проблем. SS Legacy - три палубы, а например American Empress - четыре.

Суда в возрасте там любят и радуются, что они исправно работают. Никаких самоуничижительных комплексов на эту тему там нет. :)
Спасибо! Получил массу удовольствий от прочтения! )
Спасибо, Сергей! И взаимно - я тоже получаю массу удовольствия от твоих рассказов о путешествиях! :)
Саша, большое спасибо за интересный рассказ! К сожалению, ни разу не был на Columbia выше устья Hood river. А там, оказывается, ничуть не менее красиво, чем в River Gorge.

В конце 90-х было больше круизов из Портленда, кажется, на Portland Spirit, а из вашингтонского Ванкувера ходил Spirit of Columbia. К сожалению, не успел попутешествовать ни на одном из них. Последний теперь где-то на Аляске, а «Дух Портланда» превратили в плавучий ресторан, довольно дорогой и, по словам порландчан, с не очень хорошей кухней.
Spirit of Columbia - это как раз было одно из судов Cruise West. Сейчас работает в Un-Cruise Adventures на Аляске.

А Portland Spirit я там видел, но он не каютный.
Насколько я помню, Portland Spirit был каютным, но потом его переоборудовали. Возможно, это была конструкция наподобие 331 проекта с легко убираемыми переборками.

На Columbia river можно встретить ещё один кораблик — Columbia Gorge Sternwheeler, но он не круизный, а ресторанно-прогулочный. Базируется где-то в районе Бонневилльского шлюза и Hood river.
Спасибо Вам, Александр! Удивительно интересный рассказ. Впрочем, как всегда:) А какой очаровательный пес! Интересно, что это за порода?
Спасибо, Ирина! Пес похож на хаски, хотя может и великоват для этой породы... Так что точно не знаю.
Спасибо за интересный рассказ и красивые фотографии!!!
Жилищный комплекс Аквамарин
(Anonymous)
На побережье Оки, близко Комсомольской площади и Молитовского моста, ведется строительство престижного квартала «Аквамарин». Жилищный комплекс (Нижний Новгород), официальный вебсайт какового принадлежит девелоперу «Столица Нижний», привлекает пристальное внимание покупателей поблизости характеристик:

Категория объектов недвижимости: комфорт.
Строение: каркасно-монолитная технология (заполнение блоками, фасад оштукатурен). Проект - типовой.
Отделка - «под ключ».
Парковка - надземная (многоуровневая), гостевая.
Утеплитель - минвата.
Численность этажей - 23 и 25.
Расценки - начиная от 53800 до 64300р. за м2.
Размеры - от 34,1 до 76,4 м2.
Высота потолков - 2,65 и 2,75м.
Кухни - от 8 до 12м кв.
Досуг: развлекательный и гимнастический комплекс.

Где располагается? Объект расположен в Нижнем Новгороде, по Ленинскому району, ул. Деревообделочной, д. №2 (уч. №1).


[url=http://akvamarin.site/]жк аквамарин[/url]