Усадьбы Петергофской дороги

«До», «Фа-диез», «Си-бемоль», … - так звали крепостных музыкантов популярных в XVIII веке в России «роговых оркестров». Всю жизнь каждый из них исполнял на своем рожке одну и ту же ноту. Всю жизнь каждый из них носил имя этой ноты. Совместное звучание тридцати-сорока разных рожков превращалось в красивые мелодии, услаждавшие слух обитателей роскошных усадеб парадной Петергофской дороги и их гостей. И какое им дело было до обезличенных музыкантов и сотен других крепостных, работавших в усадьбах, выделенных тогдашними «духовными скрепами» в третий сорт, годный для продажи?

Люди, которые в то время владели усадьбами вдоль Петергофской дороги Санкт-Петербурга, были продуктом своего времени. Выдающиеся и посредственные, добрые люди и негодяи. Практически все – искусные интриганы и царедворцы. Абсолютно все – оказавшиеся в привилегированной части общества по рождению.

Их объединяет то, что благодаря им Петергофская дорога в XVIII веке оказалась красиво застроена усадебными постройками, окружена живописными парками с органично вписанными в них прудами. Почти ничего из этого не дошло до наших дней, но то, что сохранилось, как бы связывает нас с теми временами. И об этом сохранившемся я сегодня расскажу, сопроводив рассказ свежими осенними фотографиями.



Старо-Петергофский проспект, проспект Стачек и Петергофское шоссе – когда-то эти магистрали были Петергофской дорогой, соединяющей Петербург и загородные резиденции Петра I в Стрельне и Петергофе. Дорога эта официально была проложена в 1710 году, но, вероятно, существовала и раньше, в допетровские времена.

Петр хотел, чтобы дорога к его резиденциям была не хуже дороги из Парижа в Версаль, и радовала глаз многочисленными парадными усадьбами. В свойственной ему простой манере решать задачи он раздал участки вдоль дороги своим приближенным и сказал: «Строить!» И им, конечно же, не оставалось ничего другого, как строить вдоль дороги свои усадьбы. Впрочем, вскоре Петергофская дорога превратилась в престижнейшее место, где проживали богатейшие и приближенные к императорскому двору люди.

Усадьбой в XVIII веке считался не просто усадебный дом. Усадьбой называли большое хозяйство, состоящее из многочисленных построек, парков, прудов и, конечно, господского дома. Усадебные участки Петергофской дороги были огромными, и часто использовались своими статусными хозяевами в том числе и для увеселения большого числа гостей, для чего там имелись беседки, сады, гостевые дома и даже подобие аттракционов. Также усадьбы нередко были вполне рентабельными хозяйствами.

В XIX веке дворянские усадьбы уступили место купеческим. Для купцов, зарабатывавших деньги не за счет своих усадебных хозяйств, большие усадебные территории были ни к чему. Поэтому в XIX веке территории усадеб часто стали делиться на несколько, для нескольких новых хозяев. Не избежали этой участи усадьбы и на Петергофской дороге, которая в XIX веке постепенно стала превращаться из парадного в заводской район.

Почти все дворянские усадьбы XVIII века, расположенные на Петергофской дороге, в том или ином виде дожили до 1930-х годов. Но, за редким исключением, не до наших дней. Что же с ними произошло?

Часть усадеб была снесена при застройке района новыми многоэтажными домами. Строительство началось в 1930-е годы, когда на месте многочисленных деревянных бараков, кабаков и прочих зданий начали строиться новые жилые районы. Это было большим благом для жителей Кировского района Ленинграда, испытывавших проблемы с жильем, но при этом уничтожались усадебные дома и парки. Сохранившиеся деревянные усадьбы бывшей Петергофской дороги были разобраны во время блокады Ленинграда на дрова. Сохранившиеся каменные усадьбы были, за редким исключением, разрушены во время жестоких боев за Ленинград.

Давайте посмотрим, что осталось.

Усадьба Строгановых

В 1889 году Михаил Пыляев в своей знаменитой книге «Забытое прошлое окрестностей Петербурга» писал: «В екатерининское время по левой стороне дороги у самых триумфальных ворот, стояла великолепная усадьба графа Строганова, с роскошнейшим английским садом… На даче Строганова, на другой стороне сада, стоял большой каменный дом в два этажа, с бельведером».

Построенный в 1760-е годы дом принадлежал Александру Сергеевичу Строганову, представителю, как бы сейчас сказали, олигархической династии и одновременно высокопоставленному государственному деятелю.



В дальнейшем дом неоднократно менял хозяев и свое назначение, и, как ни странно, дожил до наших дней, как одно из зданий завода «Красный треугольник». Еще несколько лет назад дом стоял на закрытой территории завода, и подойти к нему с улицы было невозможно. После открытия на территории бывшей усадьбы авторемонтных мастерских доступ к дому со Старо-Петергофского проспекта стал свободным.



Здание дошло до нас с переделками, но с сохраненными размерами и пропорциями. Сейчас оно пустует.



Дожили до наших дней и сильно переделанные кордегардии.



Усадьба Нарышкиных «Красная мыза»

Усадьба «Красная мыза» была одной из самых знаменитых на Петергофской дороге. Придворный высокого чина (обер-гофмаршал, позднее – обер-шенк) Александр Александрович Нарышкин в 1762 году получил от Екатерины II участок на Петергофской дороге. Прикупив к нему еще три соседних участка, Нарышкин создал на них огромный сад, «увеселительный лес», деревню в голландском стиле. У Нарышкиных любила бывать Екатерина II, близкая подруга Анны Никитичны – супруги Александра Александровича.

О главном доме усадьбы известно немного. Предполагается, что первый дом был разрушен при наводнении 1777 года. Возможно, после этого на том же самом месте существовал еще один деревянный господский дом, позднее (начало XIX века?) замененный каменным. До нас дошло только одно его изображение, причем без датировки, сделанное Джакомо Кваренги.



Никаких сведений о судьбе этого здания история до нас не донесла. Последним владельцем бывшего участка Нарышкиных перед революцией был купец Абрам Ушаков – чуть ли не единственный домовладелец за Нарвской заставой, занимавшийся строительством общественных зданий для простых людей – школ, больниц, приютов. Считается, что при нем усадебного дома уже не существовало, хотя вызывает удивление, почему именно такая крупная усадьба Петергофской дороги, как «Красная мыза», в отличие от других многочисленных усадеб, не дожила даже до начала XX века.

У меня есть предположение, что усадебный дом Нарышкиных все-таки сохранился, и дошел до нас в перестроенном виде. Возможно, это здание стоматологической поликлиники в Огородном переулке. Согласно документам, это здание построено Ушаковым в 1911 году как приют для девочек. Но известно много случаев, когда реконструированным старым зданиям давали новые документы и новый год постройки.



Внутри нынешней поликлиники все давно перестроено. Из тех времен остались широкие пологие лестницы, одна из которых ведет на чердак, указывая на то, что когда-то там мог существовать показанный на рисунке Кваренги бельведер. Думаю, вопрос истории этого здания требует научной проработки.

Усадьба Дашковой «Кирьяново»

При всем своем неоднозначном отношении к людям при императорском дворе не могу не признать, что княгиня Екатерина Романовна Дашкова была, видимо, одной из выдающихся современниц Екатерины II. По своему характеру Дашкова плохо вписывалась в придворные нравы того времени, и не была особенно близка императрице, которая говорила, что предпочитает Дашковой, с которой скучно, веселых и гостеприимных Нарышкиных.

С последними Дашкова находилась в плохих отношениях. Известен случай, когда с территории соседней «Красной Мызы» Нарышкиных в усадьбу Дашковой забрели две элитные голландские свиньи, которые тут же были по приказу хозяйки зарезаны. Это послужило причиной судебного разбирательства, на котором Екатерину Романовну хоть и обязали возместить соседям ущерб, но она заявила, что и впредь будет резать забредшую на ее участок соседскую скотину, а мясо отправлять в госпиталь.

Екатерина Дашкова много путешествовала по России и Европе, дружила с Дидро и Вольтером, а в 1783 году стала первой в мире женщиной - директором Академии наук. На этом посту Дашкова успела много сделать для развития научного образования в России, а также учредила «переводческий департамент», благодаря чему на русский язык были переведены многие шедевры мировой литературы.

Первоначально Дашковой принадлежал деревянный усадебный дом, разрушенный во время наводнения 1777 года. Вместо него в 1784 году было возведено новое каменное здание в форме подковы, строительством которого руководила лично Дашкова. Сад при усадьбе был устроен как место уединенных прогулок в компании близких друзей, с минимумом построек, без расчета на пышные приемы и увеселения для большого числа гостей.



Вскоре дом стал сдаваться в аренду, чему способствовало стесненное финансовое положение ее владелицы. Еще при жизни Дашковой в усадьбе был открыт трактир.

В дальнейшем здание использовалось разными владельцами, а в начале XX века в нем организовали семейный клуб рабочих Путиловского завода, для чего крыльям дома надстроили деревянный второй этаж. Усадьба благополучно пережила Великую Отечественную войну. С 1975 года, после реставрации, вернувшей зданию исторический вид, бывший господский дом Дашковой стал Дворцом бракосочетания Кировского района.







Дача Сиверса

Большой особняк для Карла Сиверса, высокопоставленного чиновника при дворе Елизаветы, был построен в конце 1750-х годов, предположительно архитектором Бартоломео Растрелли. В 1880 году здание, к тому времени принадлежавшее канцлеру Российской империи Ивану Андреевичу Остерману, было перестроено: центральной башне надстроили второй этаж, и соединили с ней флигели двумя колоннадами. В таком виде здание просуществовало до Великой Отечественной войны. С 1828 года в нем разместилась больница для умалишенных «Всех скорбящих», в 1922 году получившая имя психиатра Огюста Фореля.



В начале 1950-х здание радикально перестроили под дом культуры. Центральная башня главного здания была снесена; само здание надстроили до трех этажей. Оба флигеля надстроили до четырех этажей. В оригинальном виде сохранились лишь соединяющие центральное здание и флигели колоннады.



Не спешите осуждать принявших такое решение. Здание сильно пострадало во время войны (это видно на двух следующих фотографиях), и ему требовалась капитальная реконструкция. А район нуждался в большом общественном центре. Спорное архитектурно и исторически, с общественной точки зрение решение о перестройке бывшей усадьбы выглядело вполне логичным.





Сейчас в здании размещается центр культуры и досуга «Кировец». Помню из детства, что старожилы района называли главный дом бывшей усадьбы «Домом Фореля» или просто «Форелем».





Дом Воронцова («Богомоловская дача»)

Граф Роман Илларионович Воронцов, государственный деятель, и, по воспоминаниям современников, большой мздоимец, в 1756 году купил участок на Петергофской дороге. Вместо существовавшего там деревянного господского дома Воронцов построил там каменный.

Потомки Воронцова владели усадьбой до 1840-х годов, затем на протяжении десятилетий усадьба несколько раз меняла владельцев, последним из которых был домовладелец Богомолов. В советское время дом так и называли «Богомоловской дачей». В нем размещался магазин, позднее – строительный трест, причем к этому времени не сохранилось ни документов, ни воспоминаний об историческом прошлом здания. Лишь в конце 1980-х годов, когда дом решили снести, было установлено, что это бывшая дача Воронцова.

Сохраненный благодаря установленному историческому значению дом постигла, возможно, не плохая, но несколько странная судьба. Сугубо светское и в прошлом увеселительное здание стало церковью, для чего ему в 1999 году надстроили колокольню и главку. Теперь бывшая дача называется церковью Святой Софии. Она находится около Петергофского шоссе, недалеко от пересечения его с Ленинским проспектом.







Усадьбы, расположенные дальше по бывшей Петергофской дороге, во время Великой Отечественной войны находились за линией фронта, в зоне ожесточенных сражений. Поэтому шансов сохраниться до наших дней у них практически не было. Однако же… Давайте посмотрим сами.

Чернышева дача («Александрино»)

В 1762 году дипломат, граф Иван Григорьевич Чернышев, пользовавшийся покровительством Елизаветы Петровны, а затем Екатерины II, построил на вновь купленном участке большое усадебное здание. Его проект выполнил французский архитектор Валлен-Деламот, работавший в то время в России. То, как выглядела усадьба в то время, мы можем представить по рисунку Кваренги.



В начале 1790-х годов дом был частично перестроен: его бельведер был перекрыт сферическим куполом, балкон над портиком был заменен треугольным фронтоном. До революции усадьба сменила нескольких владельцев. По имени последнего, Александра Дмитриевича Шереметева, усадьба с большим парком стала называться «Александрино».

Александр Дмитриевич был человеком неординарным и разносторонним: основал частный оркестр, возглавлял Музыкально-историческое общество и был первым председателем Всероссийского Пожарного общества. Со своим оркестром Шереметев давал народные концерты; он учредил музыкальную стипендию, участвовал в постановках всемирно известных опер и выпускал журнал «Пожарный».

После революции Шереметев благополучно переехал в Финляндию, а затем в Париж, где умер в 1931 году. Усадьба же стала жилым домом со свинарником в большом зале. Во время войны здание находилось рядом с передним краем, и было сильно разрушено: практически от него остался лишь остов.



В 1960-е годы здание было восстановлено в прежнем виде, но без воссоздания интерьеров. Сейчас в нем располагается детская художественная школа, а окружающий парк популярен для прогулок жителей района.











Усадьба Демидова

В конце 1770-х годов представитель, как бы сейчас сказали, олигархического рода заводчиков Демидовых, действительный статский советник Павел Григорьевич Демидов построил на своем недавно купленном участке усадебный дом, окруженный четырьмя флигелями.

Большую часть жизни Павел Григорьевич занимался естественными науками и металлургией, в развитие которых внес большой вклад. Также он делал пожертвования на дело образования в России: так, однажды он пожертвовал на создание высшего учебного заведения в Ярославле три с половиной тысячи крестьян. Даже затрудняюсь давать этому оценку, хотя вполне доверяю мнению, что двести лет назад такая форма пожертвования была вполне обычным делом. Возможно, тогда дело обстояло именно так, но я с удивлением смотрю на тех людей, которые в наши дни вдруг начинают публично ностальгировать по крепостному праву и вообще царским временам.

Проект ансамбля выполнил архитектор Иван Старов. Тот же архитектор примерно в то же время построил на соседнем участке аналогичный ансамбль для брата Павла Григорьевича, Александра. После нескольких смен хозяев оба дома дожили до 1940-х годов. Изображений дома Павла Демидова не сохранилось, но о его внешнем облике можно составить примерное представление по фотографиям бывшего дома Александра Демидова, сделанным в 1910 году:





Во время Великой Отечественной войны дом Александра Григорьевича был полностью разрушен и не подлежал восстановлению, а дом Павла Григорьевича, хотя и получил большие повреждения, был перестроен, и сохранился до наших дней. Дошел до нас и усадебный пруд.



Архитектурный облик здания сильно изменился, но общая композиция бывшего господского дома в нем все равно угадывается. Сейчас это жилой дом на улице Чекистов. Часть его первого этажа занимает кафе.









Воронцова дача («Новознаменка»)

По историям усадеб Петергофской дороги прослеживается смена «государственных команд». Эти усадьбы могли позволить себе содержать только действующие высокопоставленные государственные чиновники. Через какое-то время после того, как они «выпадали из обоймы», дачи продавались действующим высокопоставленным чиновникам нового поколения.

Один из больших участков вдоль Петергофской дороги, названный позже Новознаменкой, когда-то принадлежал близким сподвижникам Петра I – братьям Петру и Андрею Матвеевичам Апраксиным. Их наследники владели участком с построенными именитыми родителями дачами недолго. В начале 1750-х годов земля была продана упоминавшемуся выше графу Михаилу Илларионовичу Воронцову. Тот после сноса пришедших в ветхое состояние старых усадебных построек построил большой усадебный ансамбль по проекту Джузеппе Трезини. Вот он на старой фотографии:



После трех смен собственников усадьба перешла владельцам «Красной мызы», о которой я рассказывал выше – Александру Львовичу и Марии Алексеевне Нарышкиным. Они приобрели и соседние участки, возведя на них множество интересных построек, не дошедших до наших дней. Как и в случае с «Красной мызой», на огромной территории усадьбы устраивались развлечения для большого числа гостей, а усадебный парк был открыт для народных гуляний.

Состояние Нарышкиных пришло в расстройство к 1820-м годам. Усадьба сменила нескольких владельцев, а в конце XIX века здесь разместилась больница для душевнобольных. После революции здания занимала исправительно-трудовая колония, а перед войной часть территории с бывшим господским домом была передана местному совхозу под жилые помещения.

Сохранились фотографии некоторых интерьеров Воронцовой дачи.





Во время войны Воронцова дача была почти полностью разрушена; от нее осталась лишь часть стен.





Несмотря на сильную степень разрушения, в конце пятидесятых годов дачу восстановили в первоначальном виде, за исключением интерьеров. В дальнейшем здание занимали учебные заведения, Сейчас в нем расположена Международная школа.











Но вернемся в двадцатые годы девятнадцатого столетия. После Нарышкиных владельцами части усадьбы стали сенатор Петр Васильевич Мятлев и его супруга Прасковья Ивановна. Именно при них усадьба стала называться «Новознаменка». Супруги любили литературу и искусство; они давали на территории усадьбы театральные представления, балеты, концерты. А для 18000-томной французской библиотеки Мятлевых рядом с Воронцовой дачей был построен отдельный дом в готическом стиле.

«Готический дом» Мятлевых

Этот интересный дом в конце XIX века вместе с соседней Воронцовой дачей был передан под больницу для душевнобольных. Во время Великой Отечественной войны дом получил повреждения, но позднее был восстановлен.

Сегодня это здание на углу улиц Чекистов и Пионерстроя находится в запустении.





Сохранившийся большой парк Новознаменки – тихое и уютное место для прогулок на природе. Трудно поверить, что совсем рядом находятся современные жилые кварталы.









Дача Миниха

Еще одна дача, построенная, вероятно, в 1760-70-е годы, принадлежала графу Христофору Сергеевичу Миниху. Она была разрушена во время войны, но в 1953 году на фундаменте бывшей дачи построили новое здание в классицистическом стиле. Вместе с сохранившимся прудом оно создает впечатление настоящей усадьбы.



Сейчас особняк пустует. В его западном крыле расположилась трансформаторная подстанция.







Дом на фундаменте бывшей дачи Миниха – последнее на Петергофской дороге в черте «основного» Санкт-Петербурга напоминание о дачах могущественных владельцев XVIII века. С детства городская черта для меня заканчивалась на конечной остановке трамвая 36-го маршрута знаменитой стрельнинской линии. Поэтому свое повествование я и закончу фотографией этого кольца.



А за ним есть много чего интересного. Петергофская дорога продолжается, и идет через Стрельну, Петергоф и Ораниенбаум с потрясающими архитектурными памятниками прошлого. О том, что там можно увидеть, я расскажу когда-нибудь в другой раз.
Интересненько!Но вблизи большого города эти усадьбы хоть такими дошли до нас.И после войны их все же восстанавливали!А сколько усадеб погибло в глубинке!И без фашистов...
Тоже верно. Многие интересные памятники утрачены, многие заброшены.
Если я не ошибаюсь - трамвай от ст. метро "Автово" в сторону проспекта Маршала Жукова и ул. Маршала Захарова (несколько лет назад я там гостил у родственников) идет как раз по проспекту Стачек. По крайней мере пересекает по нему р. Красненькую и по путепроводу - жд ветку к Угольной гавани. Но, честно говоря, я там подобных строений не припомню. А вот трамвайная станция в Стрельне (как раз на последнем фото) запомнилась - от нее пешком топал в Константиновский дворец (шмонали там на входе будь здоров - по другому и не скажешь, фотоаппарат чуть не заставили разбирать :))
Да и на сколько я помню - район станций метро Автово и Кировский Завод - там сплошные "сталинки", ну не считая забора Кировского завода.
Трамвай идет по проспекту Стачек и Петергофскому шоссе как раз вдоль бывшей Петергофской дороги.

В Автово не сохранилось ничего - район очень сильно пострадал в войну, а там была очень интересная образцовая деревня с полукруглыми каналами и домами вдоль них. Сейчас на этом месте монументальная сталинская застройка.

А вот дальше, когда трамвай спускается с путепровода, слева по ходу можно увидеть дачу Сиверса, Богомоловскую дачу, усадьбу "Александрино", Воронцову дачу. Эти здания находятся совсем рядом с дорогой, но из трамвая, если специально не смотреть, их можно не заметить: во-первых, здания слегка прикрыты деревьями, во-вторых, трамваи на этой ветке ходят довольно быстро.
Александр, еще такой вопрос - дача Миниха. О каком Минихе речь идет? Насколько я знаю, в русских документах опальный фельдмаршал фигурирует как Христофор Антонович...

Edited at 2014-10-05 11:07 pm (UTC)
Если я не ошибаюсь, Христофор Сергеевич - племянник Христофора Антоновича Миниха.
каждый дом-судьба, счастливая и нет....особенно интересно и считаю большим везением, когда находятся фото интерьеров и можно увидеть как все было устроено внутри...интересно, что некоторые из домов стоят в запустении...хочется верить, что к ним вернется новая жизнь, обустроенная руками хорошего хозяина....
По сути, ни один из этих домов не содержится сейчас надлежащим образом. Может быть, чуть больше других повезло "Кирьяново" и "Александрино", но и там все не гладко. Взять хотя бы запущенные сады вокруг. Конечно, когда-нибудь это будет приведено в порядок. Надеюсь, что пустующие здания обретут новых заботливых хозяев. Я бы совсем не против арендовать "Готический дом" для нашей компании. Но очень далеко от центра и от метро.
Как-то печально и безнадежно всё это выглядит.
(Anonymous)
Спасибо! Прочитал с огромным интересом!
(Anonymous)
Сегодня группа "Пойдем ходит" из Южно-Приморского парка прошла с скадинавскими палками от парка до залива (место, где находился яхт-клуб Кировского завода). Всем было интересно. Прошли Новознаменку, дачу Воронцова, Мужской Манастырь в Стрельно, Константиновский дворец, Музей Домик Петра Первого и вниз к заливу. Погода была чудная, легкий морозец и солнеце. Походом все остались довольны. Многие из группы раньше в этих местах не бывали. Все остались походом довольны. Узнали много интересного.

Приятно слышать, что экскурсия по этим местам удалась и понравилась!
Усадьбы Петергофской дороги
(Anonymous)
Александр, Вы все верно написали о Павле Григорьевиче Демидове. Только усадьба, о которой Вы рассказываете, принадлежала его родному брату Петру Григорьевичу Демидову. Усадьбы братьев Александра и Петра (и на Петергофской дороге, и знаменитые Тайцы и Сиворицы) строил, действительно, Иван Старов, который был женат на их родной сестре Натальи Григорьевна Демидовой. На другой сестре Пульхерии Григорьевне был женат тоже архитектор, директор Академии художеств А. Ф. Кокоринов.
Re: Усадьбы Петергофской дороги
Большое спасибо за поправку!
Александр, может вы знаете что то про район Ленино. Он находится в самом конце Петергофского шоссе
Здравствуйте.
Только сегодня мне дали ссылку на ваш пост. Спасибо!
Так грустно, что многое не сохранилось.
А продолжение поста вы написали?
Интересно, спасибо! Я в тех краях тоже гуляла.
ёё:)
(Anonymous)
http://maps.toplanet.com
http://toplanet.com
http://search.toplanet.com
http://video.toplanet.com
http://vjobyvai.ru
http://xn--61aa.com
http://otvety.toplanet.com
http://places.toplanet.com/
http://search.vjobyvai.ru
http://poisk.xn--61aa.com
http://incomokna.ru
http://video.vjobyvai.ru
http://yutti.ru