Концентрационные лагеря Третьего рейха

Месяц назад я совершил поездку по бывшим концентрационным лагерям на территории Германии и Польши. Таких лагерей в тридцатые и сороковые годы прошлого столетия в Германии и на оккупированных территориях было несколько сотен. Я побывал в лагерях Аушвиц-Биркенау (Освенцим, Польша), Заксенхаузен (недалеко от Берлина) и Дахау (недалеко от Мюнхена). Сейчас там организованы музеи, посещаемые людьми из разных стран.



Лагеря начали строиться в Германии в начале тридцатых годов, с приходом к власти нацистов. Изначально лагеря несли исправительно-трудовую функцию; в них отправляли уголовных и политических преступников. В дальнейшем в лагеря стали отправлять представителей «низших рас» (евреев, цыган), гомосексуалистов, свидетелей Иеговы, а с началом войны – военнопленных и некоторых жителей оккупированных территорий.

В соответствии с планом Гитлера, предполагалось полное уничтожение евреев и цыган, а также сокращение количества славян и людей некоторых других национальностей. К началу сороковых годов некоторые лагеря переориентировались на массовое уничтожение людей.


Депортация еврейского населения Амстердама в транзитный лагерь. Фотография 1942 г.

I

Заключенных привозили в лагеря в тесных товарных вагонах, лишенных элементарных удобств. В этих вагонах люди проводили до нескольких дней, пока наконец не прибывали на территорию лагеря.


Ворота лагеря Биркенау


Железнодорожная ветка, по которой прибывали составы с заключенными


Выгрузка заключенных в Биркенау


Прибывшие в Аушвиц

Прибывших выстраивали в длинную очередь для сортировки. Людей, непригодных к работе, в том числе почти всех прибывших детей, строили в отдельную колонну, предназначенную для уничтожения в газовой камере. Вторую группу людей отбирали для тяжелых работ. Третью группу, в которую входило много детей, особенно близнецов, отбирали для медицинских опытов. Небольшое количество женщин отбиралась для работы в качестве прислуги в семьях лагерной администрации.


Очередь на сортировку


Очередь на сортировку

Из воспоминаний коменданта лагеря Аушвиц-Биркенау Рудольфа Гесса:

Уже в ходе сортировки на рампе бывало много инцидентов. Из-за того, что разделялись семьи, из-за отделения мужчин от женщин и детей приходил в сильное волнение весь транспорт. Дальнейший отбор трудоспособных усиливал эту сумятицу. Ведь члены семьи хотели остаться вместе в любом случае. Отобранные уходили обратно, к своим семьям, либо матери с детьми пытались пробраться к своим мужьям или к старшим, отобранным для работы, детям. Часто поднимался такой переполох, что сортировку приходилось делать заново. Часто приходилось восстанавливать порядок силой. У евреев очень развиты семейные чувства. Они пристают друг к другу как репейник.


Железнодорожная станция на территории Биркенау


Эта пожилая женщина была отправлена из вагона сразу в газовую камеру. Биркенау, 1944 г.


Прибывшие в лагерь Биркенау после сортировки. Те, кто слева в кадре, сейчас отправятся в газовую камеру, но еще не знают об этом

II

Форма общественного устройства и одновременно идеология, существовавшая в Германии в 1930-е годы, называлась национал-социализмом, или, сокращенно, нацизмом. В отношении Германии того времени часто употребляют слово «фашизм», но корректнее говорить именно о нацизме, то есть о сочетании социализма с национализмом.

Адольф Гитлер писал: «Социализм – это учение о том, как следует заботиться об общем благе… Мы не интернационалисты. Наш социализм национален. Для нас раса и государство – это единое целое» .

Для объединения масс в нацистской Германии использовалась сплачивающая идея германского мира, а также культивация ненависти к определенным группам людей по национальному признаку (в первую очередь – к евреям), по признаку веры, по признаку общественно-политических убеждений и так далее.

Во внешней политике основной идеей Гитлера было расширение жизненного пространства для немцев, подразумевающее территориальную экспансию. Это поддерживалось большинством населения Германии, тем более что до начала масштабных боевых действий на восточных фронтах немецкой пропаганде удавалось представлять происходящее завоевание новых территорий как дело, решаемое бескровно или малой кровью и для всеобщего блага.

Так, аншлюс (присоединение) Австрии в 1938 году формально был узаконен референдумом, в ходе которого 99 процентов жителей Австрии высказались за вхождение в состав Германии. При этом войска Гитлера, соблюдая возможную корректность, присутствовали в Вене в течение трех недель до референдума. Был издан закон «О воссоединении Австрии с Германской империей», а Гитлер произнес: «Я объявляю немецкому народу о выполнении самой важной миссии в моей жизни».

В том же году Гитлер обратился к Рейхстагу с призывом «обратить внимание на ужасающие условия жизни немецких собратьев в Чехословакии». Речь шла о Судетской области Чехословакии, где проживало много немцев. В Судетской области начали готовить референдум о присоединении этих земель к Германии, а немецкие войска подошли к границе. Чехословакия, пытаясь сдержать сепаратистские настроения, объявила мобилизацию и ввела в Судетскую область войска. Но после вмешательства мирового сообщества все закончилось отторжением Судетской области от Чехословакии, поскольку в противном случае Гитлер угрожал войной.

Как видно из этих двух примеров, Адольф Гитлер не делал ничего такого, что не могло быть поддержано большинством населения Германии. Напротив, такие действия по «воссоединению» и «невозможности оставить братьев-немцев в беде» увеличивали популярность вождя. То же относилось и к дискриминационным мерам в отношении евреев: они объяснялись не только справедливостью, но, при создании гетто, и заботой о безопасности еврейского населения.


Члены Гитлерюгенда (немецкой молодежной организации) приветствуют Адольфа Гитлера на съезде нацистской партии в Нюрнберге, 1937 г.



Нельзя не сказать о том, что в Германии была образцово организована пропаганда. В наши дни, когда почти у каждого человека есть телевизор, массово обрабатывать сознание большинства стало проще, чем раньше. Тем не менее, именно нацистские пропагандисты достигли в своем деле завидного для многих совершенства: им удалось сплотить нацию на почве исключительности немецкого народа, на почве ненависти к различным группам людей, и на почве обожания фюрера.

Те, кто входил в это сплоченное большинство, не отличалось какими-то особыми отрицательными человеческими качествами. Это были обычные люди, на желании которых являться частью сильного общества с сильным лидером искусно сыграли. За всю историю Гитлер и его окружение сделали это не первыми и не последними.

Поэтому я пишу здесь совсем не о преступлениях сумасшедших садистов. К сожалению, я пишу о том, как люди честно придерживались взглядов, которые считали правильными и которые одобрялись обществом, и о том, как люди добросовестно выполняли свою работу.

III

Те, кому «повезло» не отправиться сразу в газовые камеры или в медицинский барак для опытов, размещались в жилых бараках лагеря.


Вход в лагерь Аушвиц и надпись «Работа делает свободным»




Ворота лагеря Дахау


Надпись «Труд освобождает» рядом с воротами лагеря Заксенхаузен


Ограждение лагеря Дахау


Ров, ограждающий лагерь Дахау


Помещения для регистрации заключенных, прибывших в Дахау


Ряды бараков и служебных зданий лагеря Аушвиц


Сохранившийся барак для заключенных в лагере Заксенхаузен


Бараки лагеря Биркенау

По мере увеличения количества поступающих в лагеря заключенных условиях их жизни становились все хуже; нары уплотнялись с целью размещения максимального количества людей.


Нары для заключенных в лагере Биркенау


Внутри барака лагеря Заксенхаузен


Фотографии заключенных лагеря Аушвиц


Фотографии заключенных лагеря Аушвиц


Трехъярусные нары в бараке лагеря Дахау до уплотнения


Сплошные трехъярусные нары в бараке лагеря Дахау после уплотнения


Шкафчики для вещей заключенных в лагере Дахау


Заключенные Дахау


Жилое помещение для заключенных в лагере Аушвиц


Жилое помещение для заключенных в лагере Аушвиц


Комната для умывания заключенных в лагере Заксенхаузен


Уборная в бараке лагеря Дахау


Уборная в лагере Биркенау


Территория лагеря Аушвиц, разгороженная проволочными ограждениями

В утренние часы перед разводом на работу производилось построение заключенных на плацу. Здесь же периодически проводились публичные показательные казни.


Лагерь Аушвиц. Будка дежурного офицера, отвечающего за построения


Построение в лагере Аушвиц. Рисунок


Построение. Рисунок заключенного лагеря Дахау, 1938 г.

Система лагерей Третьего Рейха активно работала на германскую экономику. Заключенные трудились на производстве, в основном выполняя тяжелую работу. В лагере Заксенхаузен проводились испытания для обувной промышленности, для чего была построена специальная трасса с различными покрытиями разных участков. По этой трассе заключенные проходили в новой обуви по сорок километров в день. Те, кто имел вес ниже расчетного, были обязаны при этом нести мешки весом до двадцати килограммов.


Трасса для испытания обуви в лагере Заксенхаузен

Один из выживших заключенных Заксенхаузена, поляк Тадеуш Гродецки, был арестован и отправлен в лагерь в 1940 году, в возрасте пятнадцати лет. В течение продолжительного времени ему пришлось принимать участие в испытаниях обуви.


Тадеуш Гродецки, фотография 1939 г.

IV

В разное время в разных странах проводились психологические эксперименты, в которых участвовали люди, не обладающие какими-либо необычными качествами и не склонные к жестокости.

Стэндфорский тюремный эксперимент показал, что значительная часть людей восприимчива к оправдывающей их поступки идеологии, поддержанной обществом и государством.

Эксперименты Соломона Аша продемонстрировали, что значительная часть людей склонна соглашаться с ошибочными представлениями большинства.

Эксперимент Стенли Милгрэма продемонстрировал, что значительная часть людей готова причинять другим людям значительные страдания, когда они следуют указаниям авторитета, или эти действия входят в их рабочие обязанности.

Американская учительница Джейн Элиотт, чтобы рассказать детям о том, что такое расовая дискриминация и наглядно показать, как чувствуют себя люди, находящиеся в меньшинстве, разделила одноклассников по цвету глаз. Очень быстро дети разделились на уверенное в себе большинство и робкое презираемое меньшинство (этот на первый взгляд неоднозначный эксперимент в результате был правильно оценен его участниками, получившими ценный опыт).

Наконец, учитель Рон Джонс, пытаясь осмыслить поведение немецкого народа в тридцатые годы, всего за неделю успешно сплотил старшеклассников в преданную ему организацию военного типа, члены которой были готовы доносить и расправляться с несогласными.

Самые страшные преступления чаще всего выполняются обычными людьми, и весь вопрос только в правильной манипуляции общественным сознанием. И это – плохая новость. Потому что общепринятые тезисы «ненавижу фашистов» и «не забыть чтобы не повторилось» ничего не могут предотвратить.

V

За провинности в лагерях полагались наказания, во многих случаях это был расстрел. Решении о наказании принимал суд, состоявший из членов лагерной администрации.


В тюремном бараке лагеря Дахау

Из воспоминаний Пери Броада, работника политического отдела лагеря Аушвиц-Биркенау:

Приговоренных к смерти ведут в умывальное помещение на первом этаже… заслоняют окно одеялом и велят раздеваться. Чернильным карандашом пишут на груди огромные цифры: это номера, по которым потом легче будет зарегистрировать трупы в морге или крематории.

Чтобы не привлекать внимание прохожих на шоссе, проходившем недалеко от каменной стены, использовали мелкокалиберную 10-15-зарядную винтовку… В глубине двора ожидают несколько перепуганных могильщиков с носилками, на их лицах застыл ужас, и они не в силах скрыть его. Около черной стены стоит узник с лопатой, другой, посильнее, бегом выводит во двор две первые жертвы. Держа за плечи, он прижимает их лицами к стене.

Еле слышно раздаются выстрел за выстрелом, хрипя, падают жертвы. Палач проверяет, попали ли пули, выпущенные с расстояния несколько сантиметров в цель – в затылок… Если застреленный еще хрипит, один из фюреров СС приказывает: «Этот должен получить еще раз!» Выстрел в висок или в глаз окончательно обрывает несчастную жизнь.

Носильщики трупов бегают туда и обратно, кладут их на носилки и сбрасывают в кучу на другом конце двора, где становится все больше окровавленных тел.



Стена для расстрелов в лагере Аушвиц

В лагерях на территории Польши и других оккупированных стран осуществлялись не только расстрелы заключенных, но и суды над местными жителями и последующие их расстрелы.

Из воспоминаний Пери Броада:

Вводят 16-летнего парнишку. Голодный, он украл что-то съедобное в магазине, поэтому его отнесли к «уголовникам». Прочитав смертный приговор, Мильднер медленно откладывает бумагу на стол. Раздельно подчеркивая каждое слово, спрашивает: «Мать у тебя есть?» – Мальчишка опускает глаза и отвечает едва слышно, в голосе его слезы: «Да». – «Боишься смерти?» – Мальчик уже ничего не говорит, только легко дрожит. «Сегодня мы тебя застрелим», – говорит Мильднер, стараясь, чтобы его голос был похож на голос оракула.

Группами по сорок человек приговоренных ведут в раздевалку, там они снимают одежду. Стража СС стоит у входа в морг, где расстреливают. Туда вводят по десять человек. В раздевалке слышны крики, выстрелы, удары голов о цементный пол. Происходят жуткие сцены: у матерей отнимают детей, мужчины в последний раз подают друг другу руки.

А в это время в морге происходит убийство. Десять голых заключенных входят в помещение. Стены забрызганы кровью, в глубине лежат тела расстрелянных. Люди должны подойти к трупам и встать около них. Идут по крови. Не один вдруг вскрикивает, узнав в хрипящем на полу человеке своего близкого.

Расстреливает правая рука начальника лагеря гауптшарфюрер СС Палич. Привычным выстрелом в затылок он убивает одного за другим. В помещении становится все теснее от трупов. Палич начинает ходить между расстрелянными и добивает тех, кто еще хрипит или шевелится.


Нередко применялась и казнь через повешение. Броад вспоминает сцену казни тринадцати польских инженеров, приговоренных за попытку к бегству трех их товарищей из геодезической команды, занятых на строительстве:

Веревки виселицы оказались слишком короткими, падение с такой высоты не вызвало перелома шейных позвонков. Прошло уже несколько минут как убрали табуреты из-под ног жертв, а тела все еще конвульсивно бились.

… Аумер говорил обычно: «Пусть себе немного подергаются»


В лагере Заксенхаузен совмещали повешение с расстрелом. На голову приговоренного надевали петлю, ноги закрепляли в специальном ящике, после чего упражнялись в стрельбе по растянутому человеку.


Лагерь Заксенхаузен. Ров для расстрелов


Место расстрела советских военнопленных в лагере Заксенхаузен

VI

Во многих концентрационных лагерях существовали отдельные блоки, происходящее в которых было скрыто от посторонних глаз. В них проводились медицинские опыты над заключенными. На людях испытывалось действие бактериологического оружия, различных вакцин, воздействие крайних для человеческого организма температур. Людей заживо вскрывали, изымали различные органы, отрезали конечности. В ходе экспериментов по заживлению повреждений костей людям в интересующих медиков местах вырезали ткани до кости, чтобы врачи могли видеть, как проходит процесс.


Операционная в лагере Заксенхаузен

В рамках предстоящего «окончательного решения еврейского вопроса» и сокращения численности населения определенных национальностей широко проводились опыты по стерилизации женщин и мужчин. Сохранилась фотография Франка Штейнбаха, одного из немногих выживших из подвергнутых стерилизации узников.


Франк Штейнбах до депортации в лагерь Аушвиц (позднее – в Заксенхаузен)

В лагере Аушвиц медицинское управление возглавлял Иозеф Менгеле, который провел тысячи экспериментов на детях, предпочитая отбирать для своих опытов близнецов. На близнецах было удобнее изучать течение различных болезней, сравнивать результаты различных воздействий на «одинаковых» людей. Кроме того, нацистская медицина искала ответ на вопрос, как повысить рождаемость нации, увеличив количество появляющихся на свет близнецов.

Менгеле умел находить контакт с детьми, приносил им игрушки, улыбался. Во время экспериментов, однако, он не реагировал на страшные крики детей, а делал свою работу, аккуратно занося наблюдения в тетрадь. В рамках одного из опытов доктор Менгеле сшил между собой двух детей и отправил их в свой барак, где родители близнецов, не в силах видеть их мучения, вынуждены были их удушить.

Большинство экспериментов проводилось без наркоза. Это делалось не только с целью его экономии, но и с целью придания условиям эксперимента большей естественности; для того, чтобы экспериментатор мог наблюдать за живой реакцией подопытного.


Фотосъемка во время проведения медицинского опыта в Дахау

На базе лагеря Дахау производились эксперименты с целью определения максимальной высоты, с которой человек может прыгнуть с парашютом без кислородного баллона и остаться в живых. Для этого в специальных барокамерах воспроизводилось давление, соответствующее существующему на высотах до двадцати одного километра. В ходе экспериментов многие заключенные умирали или становились инвалидами. Некоторые из этих экспериментов предполагали вскрытие подвергнутого перегрузке живого человека.


«Парашютный» эксперимент

В медицинских кругах высказывается мнение, что проведенные в сороковые годы эксперименты над людьми (а их проводили не только в Германии, но и в Японии) позволили медицине сделать большой рывок, и, конечном счете, спасти от смерти многих других людей. На вопрос про благо для человечества или слезу ребенка каждый отвечает для себя сам.

VII

Для умерщвления большого количества людей предназначались газовые камеры. Они стали появляться в концентрационных лагерях, когда возникла потребность в массовом уничтожении людей, в первую очередь в рамках «окончательного решения еврейского вопроса». Так, в газовые камеры сразу по прибытию в лагерь отправляли большую часть еврейских детей, поскольку они не были пригодны для работы. Туда же отправляли и тех заключенных, которые потеряли трудоспособность уже в лагере, или долго болели.

В газовых камерах использовался препарат «Циклон Б» – насыщенный синильной кислотой адсорбент, при комнатной температуре выделяющий ядовитый газ. Изначально «Циклон Б» использовался в лагерях для уничтожения клопов и других дезинфекционных мероприятий, а с 1941 года его стали применять для умерщвления людей.

Существование газовых камер не афишировалось. Жители Германии в большинстве хотя и поддерживали необходимость изоляции «врагов немецкого народа», но ничего не знали ни о массовых убийствах, ни о газовых камерах. Проникавшие в общество слухи об их существовании воспринимались как вражеская пропаганда.

Планировка и размеры газовых камер в разных лагерях отличались, но это всегда был хорошо организованный конвейер, начинающийся с очереди, и заканчивающийся печами крематория. Увидеть, как работал этот конвейер, можно на примере лагеря Дахау. Ценны и комментарии Рудольфа Гесса, коменданта другого лагеря, Аушвиц-Биркенау (как я говорил, принцип уничтожения людей в газовых камерах в разных лагерях был похож).


Вход в здание крематория лагеря Дахау

Для предотвращения паники людям, отправляемым в газовые камеры, говорили, что они идут в душевую, а их одежда должна быть продезинфицирована.


В очереди в газовую камеру. Лагерь Биркенау, 1944 г.

Люди ждали своей очереди «в душевую» на улице, либо в специальном помещении, а когда подходила их очередь, шли в раздевалку.


Комната ожидания

В раздевалке люди снимали с себя всю одежду. Члены «зондеркоманды», обычно из той же страны и той же национальности, что и приговоренные, делали все, чтобы никто ни о чем не догадался. Они заводили разговоры о жизни в лагере, спрашивали о специальности прибывших, и всем своим видом показывали, что бояться нечего.

Из воспоминаний Рудольфа Гесса:

От необычной обстановки маленькие дети при раздевании часто плакали, но матери или кто-нибудь из зондеркоманды успокаивали их, и дети играя, с игрушками в руках и поддразнивая друг друга, шли в камеру. Я видел также, что женщины, которые знали или догадывались о том, что их ждёт, пытались преодолеть выражение смертельного ужаса в своих глазах и шутили со своими детьми, успокаивали их. Как-то раз одна женщина приблизилась ко мне во время шествия в камеру и прошептала мне, показывая на четверых детей, которые послушно держались за руки, поддерживая самого маленького, чтобы он не споткнулся на неровной земле: «Как же вы сможете убить этих прекрасных, милых детей? Неужели у вас нет сердца?»


Раздевалка

Из раздевалки приговоренные переходили в газовую камеру и плотно ее заполняли. В большинстве случаев они верили, что это и есть помещение душевой, тем более что многие газовые камеры были оборудованы рожками для воды. Но были и те, кто догадывался о том, куда их привели. Тех, кто поднимал панику, старались до попадания в камеру вывести на улицу, где убивали выстрелом в затылок.

Из воспоминаний Рудольфа Гесса:

Мне пришлось пережить сцену, при которой одна женщина хотела вытолкнуть из закрывающихся дверей своих детей и с плачем прокричала: «Оставьте в живых хотя бы моих любимых детей». Таких душераздирающих сцен, которые не оставляли спокойными никого из присутствующих, было множество.


Помещение газовой камеры

Когда наполнение камеры людьми заканчивалось, двери герметично закрывались, и служащий в противогазе вбрасывал в помещение через специальные отверстия банки с «Циклоном Б».


Отверстие для вброса банок с «Циклоном-Б»


Вид банки с «Циклоном-Б»

Пары синильной кислоты вызывали у людей, находящихся в газовой камере, паралич дыхательных путей. В течение нескольких минут, оставаясь в сознании, они мучительно умирали от удушья. Дети обычно умирали первыми. Максимальная продолжительность процесса составляла двадцать минут.


Окно для подачи воды (вверху) и смотровое окно

Через полчаса после вбрасывания банок с «Циклоном Б» в помещение газовой камеры ее двери открывали в включали вентиляцию. Члены зондеркоманды вытаскивали трупы, удаляли у них золотые зубы, у женщин срезали волосы, после чего трупы поступали в печи крематория.


Трупы заключенных Дахау


Печи крематория лагеря Дахау

Процесс уничтожения людей в лагере Аушвиц показан на наглядном макете, где видна вся работа конвейнера. Помещения для ожидания там не было: люди ждали своей очереди на улице.


Часть макета системы уничтожения в лагере Аушвиц в разрезе: очередь на вход и раздевалка


Часть макета системы уничтожения в лагере Аушвиц в разрезе: внизу – газовая камера с умершими людьми, вверху – печи крематория для сжигания трупов

Из воспоминаний Пери Броада:

Когда вытаскивали последние трупы из камер и везли их через площадь, чтобы сбросить в ямы за крематориями, в раздевалки газовых камер уже вводили следующую партию жертв. Едва хватало времени убирать из раздевалок одежду. Иногда из-под груды вещей раздавались крики ребенка (детей прятали в одежде не только те, кто догадывался, что их ждет. Некоторые матери, верившие, что следуют на дезинфекцию, считали, что она может повредить здоровью ребенка – прим. А.С.). Кто-нибудь из палачей вытаскивал ребенка, поднимал вверх и простреливал ему голову».


Печи крематория лагеря Аушвиц


Лагерь Аушвиц. Чемоданы и корзины людей, отправленных в газовую камеру


Лагерь Аушвиц. Обувь детей, отправленных в газовую камеру

Из воспоминаний Рудольфа Гесса:

Всех, кто имел отношение к этой чудовищной «работе», приставленных к этой «службе», а также меня самого, эти процессы заставляли крепко задуматься, оставляли в душах глубокие следы. Большинство причастных во время моих обходов мест уничтожения зачастую подходили ко мне, чтобы поделиться своим угнетённым состоянием и успокоиться тем, что я мог бы им сказать. В их доверительных рассказах я постоянно слышал вопросы: «В самом ли деле необходимо то, что мы должны делать? В самом ли деле нужно уничтожать сотни тысяч женщин и детей?» И я, бесчисленное количество раз задававший себе те же вопросы, был вынужден отделываться от них приказом фюрера и тем утешать их. Мне приходилось говорить им, что еврейство надо уничтожить во имя Германии, с тем, чтобы навсегда избавить наших потомков от заклятых врагов.

Разумеется, для всех нас приказы фюрера подлежали неукоснительному исполнению, тем более для СС. И всё же каждого терзали сомнения. Все смотрели на меня: какое впечатление производят на меня сцены, подобные описанным выше? Как я на них реагирую? Я должен был выглядеть хладнокровным и бессердечным при сценах, от которых щемило сердца у всех, сохранивших способность чувствовать. Я даже не мог отвернуться, когда меня охватывали слишком человеческие порывы. Мне приходилось внешне спокойно наблюдать за тем, как в газовую камеру шли матери со смеющимися или плачущими детьми.

Однажды два маленьких ребёнка так заигрались, что мать не могла оторвать их от игры. Взяться за этих детей не захотели даже евреи из зондеркоманды. Никогда не забуду умоляющий взгляд матери, которая знала о том, что произойдёт дальше. Уже находившиеся в камере начали волноваться. Я должен был действовать. Все смотрели на меня. Я сделал знак дежурному унтерфюреру и он взял упиравшихся детей на руки, затолкал их в камеру вместе с душераздирающе рыдавшей матерью. Мне тогда хотелось от жалости провалиться сквозь землю, но я не смел проявлять свои чувства. Я должен был спокойно смотреть на всё эти сцены.


VIII

Исправить произошедшее уже нельзя. Но можно ли предотвратить повторение чего-то подобного в будущем? Стопроцентно работающего рецепта пока не придумано.

Обращаясь к событиям в нацистской Германии, очень многие предпочитают не задумываться о природе явления, а ограничиваться штампами о ненависти к фашистам. Однако эти штампы ни к чему не ведут. Более того, у человека при мысли об отправке детей в газовые камеры может возникать ужас и негодование, но этот же человек сделает то же самое – ради другой, справедливой цели. Если кто-то грамотно нажмет на определенные кнопки в его голове.

Каждый из нас может попытаться немного изменить себя, а этим изменить и мир, начав задумываться над некоторыми вещами. Для себя я формулирую это так:

1. Даже мысленно не должна допускаться дискриминация людей по расовому, национальному или религиозному признаку – при том, что между разными людьми существуют культурные и другие различия.

2. Даже мысленно не должно делаться никаких обобщений, распространяющих ответственность за действия и мысли части группы людей (какой-либо страны, национальности и так далее) на всю группу людей. Все люди одной страны и национальности не могут действовать и мыслить одинаково, и любые обобщения всегда некорректны.

3. Любое общественное правило или мнение авторитетного человека должно не приниматься на веру, а оцениваться по собственным нравственным критериям, исходя из своего опыта, своих наблюдений, и желания взглянуть на мир глазами других людей.

4. От работы, которая может причинить страдания людям и которая при этом вызывает малейшие сомнения в своей нравственной обоснованности, следует отказаться.

5. Если услышанное от человека или в средстве массовой информации вызывает желание объединиться на почве ненависти к чему-либо, следует исключить из своей жизни этого человека или это средство массовой информации.

6. Мысль об отдельном человеке важнее глобальных мыслей о нации, стране, человечестве.

Тогда появляются шансы не погрязнуть в том же, в чем погрязли люди в Германии тридцатых годов.



P.S. Этими словами покойный Рудольф Гесс передает привет из прошлого современным сторонникам войн и массовых убийств из геополитических и других правильных и справедливых соображений:

РФСС посылал в Освенцим разных функционеров партии и СС, чтобы они сами увидели, как уничтожают евреев. Некоторые из тех, кто прежде разглагольствовал о необходимости такого уничтожения, при виде «окончательного решения еврейского вопроса» теряли дар речи. Меня постоянно спрашивали, как я и мои люди могут быть свидетелями такого, как мы всё это способны выносить. На это я всегда отвечал, что все человеческие порывы должны подавляться и уступать место железной решимости, с которой следует выполнять приказы фюрера.
Такие статьи нужны, такие музеи должны сохраняться. Спасибо за статью в целом и за ваши выводы отдельно. Люди всегда воевали, но истребление мирного населения - совершенно недопустимая форма войны. Тем более истребление пленных и беззащитных.
Невозможно представить всю боль, которая коснулась этих мест или блокадного Ленинграда, даже сухие строки статистики тяжело читать без слёз, не говоря о живых строках и фотографиях. Но это надо знать, надо помнить и рассказывать детям, чтобы они знали и помнили.
Люди всегда воевали, но я не думаю, что это нормальное и естественное положение дел. Война - это массовое помешательство. У нее нет допустимых форм. При этом, конечно, убийство беззащитного мирного населения - это ужасное преступление.
Подписываюсь под каждым словом. Мы несколько лет назад повезли в Аушвиц сына. Самым большим потрясением для него стало именно это - страшные и чужеродные "фашисты" это любящие отцы, нежные сыновья, верные и заботливые мужья, исходящие во всех своих поступках из самых лучших побуждений. Люди, простые люди, чья система жизненных ценностей вдруг перекосилась и сбилась, совершенно неощутимо для них самих. Мне очень хотелось, чтобы он понял - как только ты начинаешь делить людей на сорта, на "мы" и "они", стремясь избавить мир от второсортных "них", - по какому бы то ни было признаку: физики и лирики, подлецы и молодцы, дураки и умные и так далее, - ты делаешь первый шаг к фашисту в себе.

И знаете, что печально? Что почти никто не видит ужасающей похожести между происходящим вокруг и тем, с чего началась фашистская Германия. И не хочет. И не поверит. Как вы там написали? " Проникавшие в общество слухи об их существовании воспринимались как вражеская пропаганда." Именно так, да. На то оно и манипулирование массовым сознанием. Способные видеть и понимать всё видят. А остальные воспримут это всё как бред. Потому что из телевизора льются потоки чего угодно, кроме знаний и пищи для размышлений. Та война, по навязанной зомбоящиком версии, это только "ура!", подвиги героев, схемы сражений, " бей фрицев!" и прочие обезличенные, но эмоционально наполненные понятия. А страшная гуманитарная трагедия, оставившая образованный, просвещенный, трудолюбивый народ за грань человечности, за границы этики и здравомыслия, остаётся невидимой, неузнанной.
Татьяна, невероятно здорово читать написанное Вами. Потому что в такие моменты понимаешь, что единомышленников в мире на одного больше. Да и вообще, мир не катится в пропасть, потому что есть те, кто думает и понимает. Спасибо за мысли и точные формулировки. Ваши слова - на самом деле замечательное окончание длинного дня.
Могу зеркально повторить ваши слова. Было неожиданно и очень обнадёживающе прочитать ваш рассказ.

Признаться, мне в Аушвице стало плохо. Меня пришлось откачивать в тамошнем туалете. И я до сих пор испытываю приступы головокружения, когда невероятно ярко встают в памяти седые косы, потускневшие золотистые некогда кудри, очки с характерно протёртыми дружками, заботливо подштопанные башмачки, стоптанные пятки сандаликов - такое неосязаемое, но яркое присутствие их владельцев. И вся мера страшной человеческой беды обрушивается неподъёмной, удушающей волной. Беды по обе стороны от заслонок этих печей. И собственное бессилие оглушает ничуть не меньше.

Мне хочется думать, что отведя туда сына и поставив его лицом к этой трагедии, прочитав ваш рассказ - спасибо вам за него, я понимаю, как это нелегко писать - и отозвавшись эхом ваших мыслей, я хоть что-то сделала, чтоб отодвинуть эту беду.
Как впечатление о прочитанном выношу запись прошлых лет, относящуюся к августу 1967 года [оккупация Чехословакии войсками Варшавского Договора]:
=============
Мы (с моим другом-математиком) вместе искали ответ на вопрос “Что делать?”, когда (после недолгой эйфории в обществе после 20-го съезда КПСС) стало очевидно, что страна снова поехала по накатанной колее. В результате споров и дискуссий мы пришли к тому, что миссия науки и образования заключается в формировании менталитета общества, основанного на фундаментальных нравственных ценностях.
============
Похоже, с менталитетом ничего не помогает, но иного пути я и сейчас не вижу; Вам же спасибо за рассказ, за рекомендации, за высказанные и невысказанные, но такие очевидные мысли.
Ваш ЭГ
Эрнст Галимович, я абсолютно согласен с Вашими словами о необходимости формирования менталитета общества, основанного на фундаментальных нравственных ценностях. Думаю, однако, что основная сложность здесь в том, что на первом этапе, пока ценностная система общества не сделалась устойчивой, обществу требуются очень ответственные лидеры, которые будут способствовать формированию этого менталитета. А это означает отказаться от пути наименьшего сопротивления. Даже не знаю, когда такое станет возможным.
В начале января побывал в Освенциме (Аушвиц - Биркенау). Если есть ад на земле, то это там. Почему? Зачем? Из-за чего? Как можно опустить народ до уровня ниже самого ужасного зверя? Спасибо Александру Сергеевичу за такую тему. Сложно смотреть и читать, тяжело, невыносимо, но смотреть надо. И надо понимать, что такие вещи начинаются с банальнейших на первый взгляд фраз: «Парламент (бундестаг, хурал и т.д.) не место для дискуссий» и с бесконечных вечеров на ТВ (радио, кино) с одними же и теми же лицами, с отсутствия полемики и конкуренции политиков… Красота спасет мир… Или хотя бы телеканал «Культура» и РБК. А пока с сайта www.gazeta.ru от 20.03.15 – «В воскресенье в Санкт-Петербурге состоится Международный русский консервативный форум под патронажем околокремлевской партии «Родина». Форум станет крупнейшим съездом ультраправых партий Европы. Эксперты отмечают возрастание интереса Москвы к националистическим союзникам в ЕС и повышение статуса подобных мероприятий».
Однако, пока хранят люди память о таких лагерях, вероятнее всего они не повторятся.
О.А. Зеленков.
Спасибо, Олег Алексеевич, за Ваше мнение, с которым согласен. Но что грустно: многие знают про нацистскую Германию и помнят, что были лагеря, но при этом не видят никаких параллелей с современностью. Так что повториться, к сожалению, может.
Саша это ваш самый сильнейший пост за этот год, и один из самых впечатляющих постов ЖЖ. Чтобы такое никогда больше не произошло. Спасибо.
Тяжелый,но нужный рассказ.В пару к нему фильм "Мальчик в полосатой пижаме"-так же долго не могла прийти в себя...

http://dom-filmov.ru/filmy/voennye/1237-malchik-v-polosatoy-pizhame-2008-smotret-onlayn.html




Edited at 2015-03-22 06:10 am (UTC)
(Anonymous)
Александр, благодарна Вам за эту публикацию.Затронуло, задело, царапнуло...Назовите как хотите... Маме 85, она часто вспоминает войну...Вспоминает, как их деревня, расположенная в 60 км от Винницы, переходила из "рук в руки" по несколько раз в неделю.Помнит, как гестаповцы сгоняли в лес евреев на расстрел...Сейчас там возвышенность, на ней растут березы, а народ это место в лесу называет "Побитых"... Помнит,как старшего брата забрали в плен,как бабашка ждала его и верила , что он вернется... Он вернулся, истощенный, больной, через год после Победы... Остается вне моего понимания война украинцев и русских, злорадство и споры- "кто кого" и "кто-кому". Жизнь дает все новые и новые страшные уроки, пока люди не поймут... Сколько же еще надо жизней, чтобы понять????????
Да уж, много времени еще пройдет, пока хотя бы большая часть людей поймет...
Своевременно.
Манипуляциям "пропагандистов" можно противостоять,
думая самостоятельно. Не правда, что История - не учит.
Учит!
Спасибо за пост!
www.facebook.com/igor.moscalenko
Червонцы сорок первого
А еще были конц.лагеря, где рисовали фальшивые деньги. Будучи школьником, я прочел книжку "Червонцы сорок первого", а теперь не могу найти её в интернете(

Запомнился один эпизод из этой книги : заключенный-рисовальщик купюры сделал на заготовке ошибку - всего один неверный штрих, и надсмотрщик, поняв это, тут же его пристрелил.
Re: Червонцы сорок первого
Надо же, даже не слышал про такое.
Недавно прочел страшную информацию: евреи только сейчас, в 2015, восстановили свою довоенную численность.