Теплоходы в Медвежьегорске

Бывают коллекционеры необычных сочетаний мест – теплоходов – их количества, к которым немного отношусь и я. Еще один эпизод в коллекцию: на днях в Медвежьегорске гостили одновременно два теплохода, причем оба наших: «Солнечный город» и «Карл Маркс».


Фото Оксаны Швец

В Медвежьегорск, что расположен в северо-западной оконечности Повенецкого залива Онежского озера, теплоходы заходят нечасто: слишком это далеко от традиционных туристических маршрутов, если не считать круиз на Соловецкие острова. Мы, например, в этом году делаем всего четыре захода в Медвежьегорск (и это считается совсем не мало). А заход в Медвежьегорск сразу двух круизных теплоходов на моей памяти произошел впервые.


Фото Оксаны Швец

Хотя Медвежьегорск невелик, экскурсия здесь всегда интересная: во-первых, в Медвежьегорске рассказывают об истории Белбалтлага ОГПУ, и это трагические страницы истории, о которых не стоит забывать. Путешественники также осматривают финские оборонительные сооружения времен Второй мировой войны. Для теплоходов, продолжающих круиз в сторону Соловецких островов по Беломорско-Балтийскому каналу стоянка в Медвежьегорске является как бы отправной точкой для путешествия по каналу, ведь в Медвежьегорске находится его управление и музей.

Ну и еще одна печальная, но нужная экскурсия, которую можно совершить из Медвежьегорска – лесное урочище Сандармох, где проводились массовые расстрелы в 1937-40 годах.

«В бараке для актеров помещалось до ста человек. Здесь жили и работники редакции газеты «Перековка». Среди них были исключительно интересные люди: литераторы, философы, ученые. Особенно запомнился художник Гельмерсен Василий Васильевич — бывший библиотекарь царя, маленький, худенький старичок лет девяноста, всегда улыбающийся, приветливый, остроумный, энергичный. Он когда-то был почетным членом разных заграничных академий, магистр, доктор-филолог, свободно владел многими иностранными языками, потрясающе знал историю всех времен и народов, мог часами наизусть цитировать главы из Библии, декламировал Державина, Пушкина, Блока и ещё вырезал ножницами из черной бумаги стилизованные силуэты из «Евгения Онегина»: Татьяна, Ольга, Ленский… С закрытыми глазами!» (Вацлав Дворжецкий. Пути больших этапов: записки актера)

Василий Васильевич был одним из тысяч расстрелянных в Сандормохе. Его виной стало социальное происхождение. Мы говорим о преступлениях нацистов, уничтожавших людей по признаку национальности. Мне представляется ничуть не лучшим уничтожение людей по признаку происхождения, что многие годы делалось в нашей стране.

«Нет, не вышло второе письмо на далекую Каму», – писала Ольга Берггольц. Вот и у меня – не вышло про теплоходы, зашедшие в Медвежьегорск. Но родилась мысль сделать вторую часть материала про метаморфозы массового сознания у людей. Первая была про концентрационные лагеря Третьего рейха, а вторая будет про сталинские лагеря.
А ещё в Медвежьегорске снимали "Любовь и голуби".
Я как раз был в этом рейсе "Солнечного Города". У нас была экскурсия не только на Сандармох и финские укрепления, но и в Повенец. Посмотрели шлюз N 2 и деревянную церковь.