На теплоходе скорой линии Москва - Ростов-на-Дону в 1984 году

Когда-то я рассказывал о своем первом речном круизе. А когда мне было одиннадцать лет, я совершил второе в жизни путешествие на теплоходе по Волге. На этот раз теплоход был не туристическим, а рейсовым, и отправлялся он из Москвы.



Июль 1984 года выдался жарким. Папа раньше срока забрал меня из пионерского лагеря, и мы поехали с ним на поезде из Ленинграда в Москву, откуда отправлялся теплоход.

Помню, вошли мы в старый, отделанный линкрустом купейный вагон с билетами на места 37 и 38, дошли до последнего купе, а в нем последнее место – 36. «А где же 37 и 38?» – спросил папа, чрезвычайно развеселив своим вопросом обитателей купе. Ведь за этим купе был только туалет. Оказалось, десятое купе с нашими местами находится в начале вагона, причем оно двухместное с нижней и верхней полкой. Позднее эти купе перевели в служебные для отдыха проводников.

Я ехал в Москву впервые в жизни. Первым моим впечатлением была Останкинская башня, увиденная в половине пятого утра из окна поезда. Прибывали в Москву мы ранним-преранним утром, а теплоход отправлялся в половине восьмого вечера, поэтому для прогулок по столице у нас был весь день. Что мне запомнилось в Москве? В первую очередь – возможность попробовать невиданный напиток «Фанта». Она продавалась в розлив по 20 копеек за стакан.





На речной вокзал мы ехали на метро, и я сквозь сон слышал названия станций. «Водный стадион»… и, наконец, конечная – «Речной вокзал».



На Северном речном вокзале усталость сняло как рукой. Главное впечатление – швартовка к центральному причалу огромного теплохода «Семен Буденный». После первого, прошлогоднего, круиза я изучил разные типы судов по книге Медведева «Речные пассажирские перевозки», а вот вживую теплоход этого типа увидел впервые. Как я узнал уже много лет спустя, командовал им известный волжский капитан Владимир Андреевич Кириллов.



Другой теплоход, «Енисей», отправлялся в рейс. Этот двухпалубный теплоход тогда базировался в Ростове-на-Дону, и, очевидно, выполнял 22-дневный круиз по маршруту Ростов – Москва – Ростов. Сейчас этот теплоход называется «Федор Кибальник», и он уже давно не работает. А в середине кадра – я. Как я говорил в прошлый раз, мои родители считали, что кадр без людей – это неинтересно, поэтому приходилось фотографироваться. Так что не удивляйтесь, что я буду встречаться на фотографиях и дальше.



Наш трехпалубный теплоход «Генерал Н.Ф. Ватутин» стоял то ли на втором, то ли на третьем причале. Он обслуживал скорую линию Москва – Ростов-на-Дону. Оборот по ней составлял двадцать суток. Мы зашли на борт и заселились в нашу каюту N 96 на главной палубе. Это была небольшая двухместная каюта второго класса с умывальником и верхней и нижней полками.

Мы еще не были опытными пассажирами транспортной линии и не знали, что надо сразу идти в ресторан и, отстояв очередь, занять в нем на весь рейс места за столиком в первую смену. Поэтому нам досталась вторая смена, по поводу чего мы особенно не переживали.

Вечер на канале имени Москвы мне запомнился. Какой тут сон, когда теплоход медленно движется по узкому каналу, а берега проплывают совсем рядом.

Утром у нас была первая стоянка – Кимры, с импровизированным рынком на причале. Рядом с Кимрами стояли списанные пароходы 737 проекта «Рязань» и «Достоевский». На колесе «Достоевского» значилось «Святая Ольга». Под этим названием пароход снимался в «Жестоком романсе», где участвовал в гонке с пароходом «Ласточка» («Спартаком»).



Сам не знаю, почему, но фотографий в этом рейсе было сделано немного. А может быть, просто их мало сохранилось. Вечером мы стояли в Угличе, а утром третьего дня долго простояли в тумане в Ярославле, из-за чего опоздали в Кострому и Плес, ниже которого по Волге я еще не был.

Утром четвертого дня «Ватутин» прибыл в Нижний Новгород.







В то время суда транспортных линий, во всяком случае, в разгар сезона, ходили, что называется, под завязку. Теплоход останавливался не только в больших городах, но и в небольших городах и селах: Кинешме, Юрьевце, Васильсурске, Козьмодемьянске, Ильинке, Тетюшах, Сызрани, Хвалынске, Балаково, Камышине. На борт то и дело подсаживались пассажиры без кают, обычно совершавшие поездку на небольшое расстояние, в пределах дня. Хотя иногда они ночевали на откидных местах в коридорах нижней палубы.

В некоторые дни, чтобы обслужить всех желающих, помимо двух ресторанов открывался третий, в салоне на главной палубе, а также вводилась третья смена питания. «Временных» пассажиров кормили тем, что есть, а у путешествующих, как мы, на большое расстояние была возможность сделать заказ из меню за сутки. У входа в ресторан висел стенд, где среди прочего запомнилось: «Вызываем на социалистическое соревнование ресторан теплохода…». Вот какого теплохода, точно не помню, но, по-моему, это был «Яков Свердлов», нынешний «Александр Бенуа».

Развлекательных программ на судах транспортных линий не было, если не считать вечернего кинопоказа в брезентовом кинозале на корме шлюпочной палубы. Билет стоил 20 копеек. Мы, дети, быстро перезнакомились, и под ворчание отдыхающих бабушек очень шумно носились по всему теплоходу, а иногда играли в карты в салоне.

Дон запомнился особенной жарой. Среди пассажиров ходили слухи, что наш рейс по Дону – последний, а потом теплоходы из-за обмеления реки будут ходить только до Волгодонска. Было ли это правдой, не знаю, но, честно говоря, сомневаюсь.



На Кочетовском шлюзе нас догнала семья, у которых были билеты от Ростова до Хвалынска. По какой-то причине в билетах стояло неправильное время отправления, и они опоздали на теплоход. Помню, как меня покоробило, что пожилые женщины с чемоданами карабкались через фальшборт, и никто им не помог. Небольшой эпизод, почему-то врезавшийся мне в память.

А стоянка в Хвалынске была ночью, и там даже ночью продавались самые дешевые на Волге яблоки. По крайней мере, нам так сказали. Папа купил очень много яблок. Я уже не мог их есть в таком количестве, и тогда папа стал готовить из них компот. Он резал яблоки и заливал их кипятком. Получалось очень вкусно.

На трехпалубных судах транспортных линий существовала должность пассажирского помощника. Пассажирский помощник стоял дневную вахту, а также занимался разными пассажирскими вопросами – от расселения пассажиров до приема заявок на экскурсии в городах. Экскурсии проводились в областных центрах за дополнительную плату. Мы побывали на двух из них: в Волгограде и Ульяновске. В Волгограде экскурсия была пешеходной, с использованием городского транспорта. А в Ульяновске мы, к моему удовольствию, катались на мягких «Львовских» автобусах.







Чебоксары в то время не были красивым благоустроенным городом, как сейчас. Теплоходы транспортных линий швартовались к дебаркадеру, который находился примерно на месте нынешней причальной стенки, а туристические суда вставали на противоположной стороне бухты. Бухта имела несколько неприглядный вид, и от нее до города надо было идти по довольно запущенной дороге. Но зато в самом городе существовал прекрасный книжный магазин, в котором можно было купить разные редкие по тем временам книги.



В Чебоксарах мы с папой проделали довольно необычную операцию. Дело в том, что расписание линий Ростов – Москва и Астрахань – Горький от Волгограда до Горького почти совпадало – по крайней мере, в крупных городах суда этих линий стояли вместе. С нами шел колесный пароход «Усиевич».

Впервые мы пришвартовались к нему в Камышине. В Камышине пассажиры шли на берег покупать разные фрукты-овощи, ну а местные жители, наоборот, шли на теплоход в буфет. Вернувшись через «Усиевича» на «Ватутина», пассажиры на палубе стали обсуждать старые пароходы:
– Вот как раньше строили пароходы. Этот «Усиевич» ходит с 1904 года, и еще столько проходит.
– Конечно, проходит, уж тогда умели строить.
– Даа, это не то что сейчас.
– Да уж нечего и сравнивать. Вот разве наш столько проходит?
– Да где ему, это ж не то что тогда строили…

Потом я узнал, что пароход «Усиевич» построен в 1953 году, а от старого парохода «Граф» 1904 года ему досталась только паровая машина. Пароход проходит еще одну навигацию и будет списан. Судьба же «Генерала Ватутина» окажется более интересной. Впереди у него были еще десять лет работы на транспортной линии, потом многолетний отстой, а потом – новое рождение в качестве теплохода «Русь Великая» с возможностью работы не только на реках и озерах, но и на некоторых участках морей.

Так вот, мы с папой купили билеты четвертого класса и прокатились на «Усиевиче» от Чебоксар до Ильинки, где и дождались нашего «Ватутина». Конечно, мы не пошли в общее помещение, находившееся в корме, а провели время на прогулочной палубе под мерное постукивание о воду пароходных плиц. За работой паровой машины можно было наблюдать из коридора главной палубы через стекло. Главная палуба на тех пароходах обладала неповторимым пароходным запахом. Это была смесь мазута, старого лака, кухни, и будто бы чего-то еще... Про «Усиевича» я как-нибудь напишу подробнее: мне не так давно подарили подборку фотографий его интерьеров. Вроде ничего из ряда вон, но таких сейчас уже не увидишь.

В последнее утро «Ватутин» долго простоял в тумане у причала в Кимрах. Позднее, когда я уже работал в речной отрасли, мне приходилось не раз наблюдать, как диспетчера канала имени Москвы четко и профессионально вводят в расписание опаздывающее судно. Бывает, теплоход опоздает ко входу в канал часа на четыре, а в Москву приходит почти вовремя… Но в тот день не сложилось. То ли канал был перегружен, то ли по каким-то другим причинам «Ватутин» долго простоял у второго, а затем у третьего шлюза. Прибытие в Москву вместо восьми вечера ожидалось уже за полночь. Чтобы не опоздать на поезд, отходивший в 23.00, мы вышли на подходной стенке шестого шлюза, рядом со станцией Икша. Электричка быстро домчала нас в Москву.

Мы еще долго общались с теплоходными друзьями. Сейчас есть социальные сети, а тогда мы переписывались по обычной почте. Так бывало потом после каждого круиза, хотя чаще всего без личного общения переписка постепенно прекращалась. Я не переживал на эту тему: в те годы знакомиться было легко, и впереди было много круизов и много интересных встреч.
В очередной раз убеждаюсь: хорошее начало - половина успеха! Первый круиз всегда в памяти. Люблю черно-белые фотографии. Это так по-настоящему. Спасибо, Александр!
т/д Москва - Ростов-на-Дону в 1984 году
Да! Очень интересный Ваш рассказ, о путешествии на теплоходе скорой линии Москва - Ростов-на-Дону в 1984 году. Годами ранее, т.е. в 1969-1970, я работал на т/х "Сунгари" (ныне "Рихард Зорге") рулевым. Это было изумительное время для меня, а для путешественников тем более. Вахту я стоял с 1-м штурманом, Мерясовым Юрием Ивановичем, а капитаном у нас ходил Ваняус Эдуард Флорентьевич. Был он человеком большой души, искренним и прекрасным капитаном, за это, его очень многие на теплоходе, как работающие, так и пассажиры очень уважали. Конечно его сейчас уже нет, и я очень сожалею об этом, почему так рано такие люди уходят от нас, Царство ему Небесное! Времени с тех пор прошло не мало, и до сих пор я очень часто впоминаю о нём. Пожелание и для Вас, для всех тех, кто работает с Вами, удач и успехов во всем, счастливых рейсов и семь футов под килем!
Re: т/д Москва - Ростов-на-Дону в 1984 году
Да, много на реке работало и работает интересных людей. Спасибо, Николай!
А почему вы назвали этот рейс "скорым"? 20-то суток...
На СПК этот маршрут наверное за суток двоё прошёлся бы...
На СПК маршрут был бы скоростным, длился бы суток 7-8. А линии, которые обслуживали водоизмещающие суда, делились (как у поездов) на скорые и пассажирские.
7-8 суток? Вы Метеор наверное только на картинке и видали...
Участок Туапсе-Сочи Комета проходила за 50 минут, а теплоход (Таджикистан, Россия...)-полдня, не меньше, это не считая времени на швартовки при заходе-выходе в акваторию портов.
Таганрог-Ростов н/Д-тоже 50 минут, теплоход часов 6...
Это вы хорошо пошутили, насчет картинки. :)))
Длина маршрута - 6 тыс. километров, около 50 шлюзований, стоянки. Скорость "Метеора" 70 км/ч, "Кометы" 60 км км/ч, вот и считайте. :)
(Anonymous)
Плюс к этому, не помню как раньше, а сейчас СПК имеют право ходить только в светлое время суток. Товарищ явно отжигает :)
Да, к тому же СПК могут ходить лишь в светлое время суток. Кстати, были перегонные рейсы "Метеоров" из Астрахани в Москву. Чтобы суда не шли порожняком, их грузили арбузами. :)
Большое спасибо за интересный рассказ, Александр Сергеевич!
(Anonymous)
Почаще разбавляйте ваш журнал такими воспоминаниями. Наверняка вам есть что вспомнить.
"Нам рано жить воспоминаниями", но постараюсь. :)
Занимательно!
И довольно странно всё же смотреть на фотографии Горького - и осознавать, что я в этот момент где-то там уже есть... Только вот мне ещё и года нет :)
И теплоход "Семён Будённый" - через шесть лет окажется для меня первым "большим" теплоходом.
А вот на "Метеоре" впервые я прокачусь уже спустя месяц после того как сделаны были эти снимки...
(Anonymous)
Ватутин помню в 70-е ходил туристскими рейсами Ленинград- Астрахань- Ленинград путёвка в двухместной каюте на главной палубе стоила
примерно 170 советских рублей. Местные трёхпалубные теплоходы СЗРП тогда на Волгу не выходили почему то.
Спасибо за очень интересный рассказ, Александр.
Где бы достать книги Медведева сейчас, в интернете не нашел.
Очень интересно.
Мой первый опыт ростовский ТЛ был на "Илье Муромце". Хорошо помню, стихийные посиделки с песнями на любой лад в музыкальном салоне. Ходил тогда с нами музыкант-виртуоз в качестве пассажира, вот он и наяривал... ) Хорошо было.
Воспоминания о прошлом
Случайно нашёл Ваш журнал и с удовольствием читаю его с самого начала. В 2009 году Вы написали:

"В процессе ожидания отдельные личности пытались завести толпу на бунт, но это им не удавалось, и они ругались самостоятельно, периодически громко выдавая истерические реплики вроде "Вы нас обманываете, тумана в Петербурге нет" и "Никакого аэробуса не существует, это вы не хотите нас кормить". Нашлись и пассажиры, которые, наоборот, заступались за представителей авиакомпании.

Но в основном народ безмолвно ждал, что будет дальше. "

Как же точно Вы предвидели, что будет сейчас в Крыму... (