Пятидневное плавание на исторической шхуне Grace Bailey

В ноябре 1882 года недалеко от Нью-Йорка была построена 24-метровая грузовая двухмачтовая шхуна. Владелец шхуны Эдвин Бэйли назвал ее Grace Bailey в честь своей недавно родившейся дочери. До конца 1930-х годов судно, сменившее в начале XX века имя на Mattie, перевозило древесину вдоль западного побережья Атлантического океана. В 1939 году шхуну приобрел Франк Свифт, приспособивший ее для многодневных плаваний с пассажирами вдоль побережья американского штата Мэн.



В феврале 1986 года Mattie обрела нового хозяина, капитана Рэя Вилльямсона, который после капитального ремонта вернул ей первоначальное имя Grace Bailey. Сегодня желающие могут отправиться на этом 133-летнем судне в путешествие под парусами.

Мэн издавна считается землей моряков; недаром основу экономики штата, наряду с добычей леса, составляют рыболовство и судостроение. Городок Кэмден – типичный для этих мест населенный пункт: несколько уютных улочек и большая бухта, в которой находят приют десятки парусных судов.





В Кэмдене базируется компания Maine Windjammer Cruises, организующая многодневные плавания на трех парусных шхунах: кроме 133-летней Grace Bailey это 100-летняя Mercantile и небольшая шхуна Mistress, которой пока исполнилось всего 56 лет. Можно выбрать круиз любой продолжительности от двух до пяти дней. Путешественникам будут известны даты начала и окончания плавания, но не маршрут, который всегда является импровизацией капитана.

Я выбрал самое длительное, пятидневное плавание на флагмане флотилии – шхуне Grace Bailey.


14 августа 2016 г.

Дело идет к вечеру, пора на борт.



В ранние годы на Grace Bailey была только одна каюта – для экипажа; остальное пространство занимали грузовые трюмы и камбуз. При переоборудовании шхуны в 1939 году в пассажирское судно в трюмах появились койки, а в 1989 году на их месте были оборудованы каюты. В трех пассажирских кубриках теперь размещаются двадцать девять человек, и все – в маленьких одно- и двухместных каютах.



В каютах, кроме спального места, нет никаких излишеств. Освещение обеспечивается неярким потолочным светильником, работающим от 12-вольтной судовой сети (забудьте про зарядку мобильников и ноутбуков на все дни плавания).





Владелец компании Рэй Вилльямсон уже три десятилетия является бессменным капитаном Grace Bailey. Рэй приветствует пассажиров, которых в этом рейсе всего одиннадцать; отвечает на вопросы и прощается до утра, ведь плавание начинается только на следующий день. На шхуне можно переночевать, а поужинать – на берегу.






15 августа 2016 г.

К десяти утра Grace Bailey и ошвартованную к нам Mercantile загружают провизией, и мы отправляемся в плавание.



Первой из порта выходит Mercantile, у которой, в отличие от нас, плавание продлится всего три дня. У шхун не предусмотрено никаких двигателей – суда остаются такими же чистыми парусниками, какими были построены. Однако двигаться без парусов они все-таки могут: для этого на каждой шхуне имеется моторная лодка, выполняющая роль толкача при маневрах в узких местах и во время безветрия.





Капитан Рэй отдает последние команды, и Grace Bailey покидает порт.







Осмотримся на борту. Место, без которого на шхуне было бы трудно обойтись – это камбуз. В течение многих лет роль судового кока выполняла верная спутница капитана – его супруга Энн. Сейчас Энн, хотя и продолжает плавать с Рэем, но лишь иногда помогает на камбузе. Теперь здесь царство Дженифер, студентки из Англии, работающей на шхуне в свободное от учебы время.



Для приготовления пищи служит дровяная печь; она же является единственным на шхуне источником горячей воды.





Интерьер гостиной капитанской каюты вместе с неплохо звучащим роялем сохранился с постройки судна.



Хранящиеся на борту запасы воды добываются с помощью помпы и используются для всех нужд от умывания до приготовления пищи.



В пассажирских кубриках устроены три туалетных кабинки. Пользование судовым туалетом требует первоначального обучения и включает в себя определенную последовательность действий с использованием ножной педали и ручной помпы.

При переоборудовании 1989 года на шхуне появилась неслыханная для таких судов роскошь – душевая кабинка. Вода нагревается от камбузной дровяной печи и подается с помощью ножной помпы. После пользования душем вода, скопившаяся в поддоне, откачивается специальной помпой с камбуза.

В общем и целом, ко всем эти особенностям быстро привыкаешь.

Экипаж Grace Bailey состоит из четырех человек: капитана Рэя, кока Дженифер и матросов Майка и Дэйва. В несложных работах, таких как некоторые действия с парусами, подъем якоря и мытье посуды, приветствуется помощь пассажиров. И хотя эта помощь не обязательна, желающих помочь экипажу обычно хватает. Вот и сейчас – мы еще только вышли из порта Кэмден, а часть путешественников уже с удовольствием помогают Майку и Дэйву поднимать паруса.



На Grace Bailey две мачты. Первая от носа мачта называется фок-мачтой, а крепящийся к ней парус – фок. Вторая мачта – грот-мачта, к ней крепится парус, называемый гротом. Перекладина, выступающая с носа вперед – это бушприт. К нему крепятся два треугольных паруса – кливера, которые я по студенческой яхтенной привычке называю стакселями.





Незаметно подошло время обеда. Обед на Grace Bailey традиционно накрывается на палубе, где на свежем воздухе мы с удовольствием вкушаем салат и густой суп, с ними – вкуснейший свежеиспеченный хлеб, а на десерт – выпечку. Запиваем все это мы холодным чаем, водой или горячими напитками.



Плавание проходит по живописному заливу Пенобскот-Бей, изобилующему большими и малыми островами, чем-то напоминающими Карелию.



За день путешественники успели познакомиться между собой. Компания подобралась душевная и интересная. Все, кроме меня, американцы, но, удивительная вещь, в этот раз я не услышал ни одного вопроса про дела в России. Американцев в эти месяцы гораздо больше интересуют предстоящие выборы собственного президента, поэтому в разговорах меня не раз спрашивали, в курсе ли я их предвыборных событий и на чьей стороне мои симпатии.

К выбору между двумя оставшимися кандидатами мои собеседники относились в основном с грустной обреченностью, а о возможности победы Дональда Трампа говорили с оттенком ужаса. Честно говоря, я не встретил в Америке ни одного сторонника Трампа, а ведь где-то эта добрая половина поддерживающих его людей должна существовать? Впрочем, о политике мы разговаривали нечасто, и слава богу: я не большой любитель этих тем.



Дело к вечеру, и пора убирать паруса. На ночь мы встаем на рейд у острова с поэтическим названием Лебединый.





Ночью на шхуне царит абсолютная, ничем не нарушаемая тишина.




16 августа 2016 г.



Утром капитан с гостями обсуждают предстоящий на этот день маршрут. Окончательный вариант маршрута будет зависеть от ветра, все-таки мы на парусном судне, но в планах на вечер – сделать ужин с лобстерами на берегу. Для покупки лобстеров надо зайти в поселок Стонингтон.



Тем временем Майк и Дэйв с помощью ручной лебедки поднимают якорь.







А на камбузе уже подоспел завтрак «в семейном стиле»: путешественники собираются вокруг стола, в центре которого стоят горячее и закуски.



После завтрака грязная посуда поднимается на палубу, где желающие, накачав помпой воды, приступают к ее мытью. Справа на фотографии – Энн Вилльямсон, жена капитана и его верный друг и помощник во всех начинаниях. Я уже говорил, что Энн много лет работала на Grace Bailey коком. Эту работу она выполняла в летние месяцы, а остальное время трудилась воспитателем в детском саду.



Кстати, познакомились мы с Энн довольно забавно: мы представились друг другу и я спросил ее, плавала ли она раньше на шхунах. Энн улыбнулась и ответила, что поскольку она приходится супругой капитана, то плавать на шхунах ей уже приходилась. Вообще Энн относится к тем людям, которые умеют, где бы они ни находились, создать вокруг себя добрую и уютную атмосферу.

Из путешествия я привез две книги – одна написана Рэем, а другая – Энн. Книга Рэя – про шхуны и свою работу, книга Энн – про семью и кулинарные рецепты для многодневных плаваний. А в общем, обе книги – об одном и том же: о жизни двух удивительных, простых людей, посвятивших жизнь любимому делу. На шхунах выросли и дети Рэя и Энн. Кстати, их старшая дочь Аллюса поддержала семейную традицию, став капитаном шхуны Mistress, а младшая, Кристи, путешествует с нами, и о ней я еще расскажу.







Признаюсь, я был немало удивлен, в первый раз услышав посреди водной глади колокольный звон. Оказалось, так «звучат» бакены, ограждающие в некоторых местах судовой ход. Звук колокола хорошо слышен в тумане.



Если судоходных бакенов в этих местах немного, то разноцветных буев, установленных ловщиками любстеров – в избытке. И неспроста: в этих краях добывается едва ли не больше всего лобстеров в мире. Буи показывают места, где поставлены ловушки для лобстеров; у каждого рыбака – буи определенного цвета.



Лобстер – это попросту морской рак с очень крупными клешнями. Лобстеров ловят на мертвую рыбу. Ловушка для лобстера внешне проста – клетка с приманкой, но на самом деле у этих ловушек есть свои особенности. Во-первых, в стенке имеется отверстие, через которое маленькие лобстеры могут выбраться наружу, а во-вторых там предусмотрен биоразлагаемый выход, через который лобстеры спустя какое-то время смогут покинуть ловушку в том случае, если рыбаки ее потеряют.



Итак, в Стонингтоне мы встаем на рейд и отправляемся на лодке на берег: экипаж – за лобстерами, а мы гулять.



Стонингтон – поселок на большом Оленьем острове. В нем живут около тысячи жителей, занимающихся в основном рыболовством. В прошлом на острове была развита добыча гранита. Памятник на берегу напоминает о тех временах.







Несмотря на небольшие размеры поселка, в нем есть свой оперный театр, в котором периодически проводятся настоящие классические концерты.





Погуляв по Стонингтону, возвращаемся на свою шхуну и вскоре продолжаем путь на север. Там, на берегу одной из укромных бухт, есть неплохое место для пикника.







После обеда все занимаются своими делами: кто-то общается, кто-то читает, кто-то просто смотрит на море и острова. Накануне плавания я купил в Кэмдене книгу с подробной биографией Уильяма Шекспира, и периодически проваливался в интересное чтение. Попутчики иногда интересовались, верю ли я в то, что Шекспир существовал на самом деле, ведь согласно одной из теорий его пьесы являются плодом коллективного творчества.



А я все же полагаю, что Шекспир существовал и создавал свои шедевры сам: аргументы против видятся мне несколько надуманными.



Время убирать паруса. Встаем на рейд и отправляемся на берег на счале из двух шлюпок. Большая, моторная, везет нас до мелководья, а затем мы по очереди переправляемся на маленькой лодке на берег.











Лобстеров кладут в кипящую воду живыми. Они шевелят лапами и пытаются выбраться, пока их не закидывают початками кукурузы. Многие биологи утверждают, что лобстер не чувствует боли, да и вообще практически лишен интеллекта, хотя существует и противоположное мнение.





После варки лобстеры приобретают красный цвет (такой же, как привычные нам речные раки), и подаются на стол со специальным соусом. Этим ракообразным, которых еще называют омарами, не повезло иметь исключительно вкусное мясо, считающееся во всем мире деликатесом.



Панцирь и клешни лобстера очень твердые. Они раскалываются специальными щипцами.






17 августа 2016 г.

Утреннее купание в местных прохладных водах стало для части путешественников славной традицией. За купанием следует подъем якоря, который по энергозатратам вполне можно приравнять к утренней гимнастике. Потом поднимаем паруса – и в путь.







Сегодня хороший ветер, и шхуна резво рассекает атлантические волны. Прекрасный день для полного расслабления.







Я уже говорил, что в 1939 году наша шхуна Grace Bailey, которая тогда называлась Mattie, была переоборудована Франком Свифтом для перевозки пассажиров. Дело в том, что к началу тридцатых годов с развитием пароходостроения и железных дорог грузовые шхуны стали оставаться не у дел.

Франк Свифт не был моряком, но он был человеком, влюбленным в море и шхуны, и желавшим поделиться своей любовью с другими людьми. Он придумал нечто по тем временам неслыханное: оборудовать в грузовых трюмах шхун спальные места, и предлагать желающим морские путешествия. Все, кто об этом слышал, крутили пальцем у виска. Но шел 1935-й год, работы для шхун уже было мало, и один из капитанов, не слишком веря, что люди будут платить свои деньги за путешествие в трюме грузового судна, все же согласился отдать Франку свою шхуну Mabel в аренду на один сезон – при условии, что в конце сезона все койки в трюмах будут демонтированы.

Первыми желающими совершить необычное плавание стали две пожилые дамы из Бостона, прочитавшие рекламу в газете, и, возможно, посчитавшие, что Mabel – это особый вид круизного парохода. Они приехали в Кэмден, поднялись на шхуну, заглянули в грузовой трюм, где для них были оборудованы койки, и молча уехали.

А первыми пассажирами Франка стали три легкие на подъем школьные учительницы, тоже из Бостона. В первом плавании, которое длилось пять дней, они побывали на множестве островов и остались очень довольными. После этого Mabel стала отправляться в плавание еженедельно точно по расписанию, даже в тех случаях, когда пассажиров на борту не было. В одном из рейсов Франку удалось перевезти целых пять человек, но это был рекорд первого сезона, принесшего большой убыток.

Казалось бы, скептики были правы и затея провалилась. Но Франк не думал сдаваться и продолжал пробовать дальше. Постепенно возможность совершить плавание на шхуне стала привлекать все больше людей. Появились и повторные клиенты. К 1939 году, когда флотилия Франка уже состояла из нескольких шхун, к ней присоединился нынешний Grace Bailey.





Вечером встаем на рейд у острова Норс Хэвен, где ненадолго отправляемся на берег в одноименный поселок. На берегу обнаружилось настоящее кафе-мороженое, правда, закрытое как раз по средам.











За ужином поздравляем с днем рождения нашу попутчицу, позитивную и остроумную путешественницу Лиз (на фото она слева, рядом с Дженифер). Кстати, Лиз, не оставшись в долгу, к концу плавания посвятила нам всем поэму собственного сочинения.







На закате на палубе Майк играет на гитаре и поет, Дэйв подыгрывает ему на скрипке, а мы подпеваем, там где знаем слова.










18 августа 2016 г.

Утро начинается с мытья палубы, купания, подъема якоря и постановки парусов. Еще один чудесный день с неплохим ветром, который так любит наша добрая Grace Bailey.









В этом плавании принимает участие дочь капитана Вилльямсона – Кристи. Вместе со старшей сестрой Аллюсой она выросла на шхуне, но, в отличие от нее, ныне капитана, Кристи уехала в Индию и стала там мастером йоги. Вернувшись в Америку, Кристи поселилась в Калифорнии, где ведет занятия йогой.



Бывая у родителей на Grace Bailey, Кристи с удовольствием проводит на борту классы по йоге для всех желающих. Вместе с Кристи путешествует ее друг Олден – интереснейший человек, бывавший в Петербурге зимой и, кстати, дружащий с художником Африкой (Сергеем Бугаевым).

У нас начинается обед, а у Кристи и еще трех наших путешественниц – занятия йогой на палубе. Дженифер окидывает взглядом приготовленный ей стол: все ли на месте? Можно ли приступать? А нам уже и не терпится приступить, тем более что сегодня из печной трубы камбуза на палубу шел особенно ароматный дымок.

Тем временем Кристи расстилает коврики для занятий. Палуба шхуны, свежий морской воздух – все это идеально как для обеда, так и для йоги.



















Последняя ночевка – в городке Рокпорт, недалеко от Кэмдена.



На берег едем с Кристи и Олденом. Других желающих в этот раз не нашлось: на палубе шхуны уютно и тепло, так зачем в этот вечер ее покидать?









На берегу сохранился законсервированный завод по переработке известняка. Сейчас здание заботливо укрыто крышей, а тогда сверху к нему подъезжали железнодорожные составы, привозившие известняк. Трудно поверить, но море подступало вплотную к заводу, и на месте дорожки находился причал, где готовую известь грузили на суда, развозившие ее по прибрежным городкам.











На борту тем временем поспел прощальный ужин. Самую ответственную его часть, мясо на гриле, готовит сам капитан.





Не расходимся до поздней ночи, долго и душевно беседуя на палубе.




19 августа 2016 г.



От Рокпорта до Кэмдена совсем недалеко, не больше часа хорошего хода под парусами. День вроде вошел в обычную колею: якорь, завтрак, паруса, посуда… но уже надо убирать паруса: входим в бухту Кэмдена, где наше плавание заканчивается. Пять дней пролетели как один.









В Кэмдене нас ждет старая знакомая Mercantile, к борту которой мы швартуемся. Капитан Рэй тепло со всеми прощается…



… а мы еще немного посидели на палубе, потому что уходить совсем не хотелось.
Tags:
Здорово
(Anonymous)
1. Какой источник электроэнергии на борту?
2. Из глубин подсознания всплывает, что кливер крепится к бушприту, стаксель - носовой треугольный парус при отсутствии бушприта, не?
3. Качка сильно досаждала? Как народ ее переносил?
4. Звезды видно? Утренний (ночной) туман был?
5. Чем пахнет море там? В отличие от других регионов... вообще какой запах доминирует?
6. Рангоут и, особенно, такелаж - скрипят? Звук не слишком навязчив?
7. Радиолокатора, я так понимаю, нет? А что вообще есть из навигационного оборудования? Секстан?
8. Дисциплина на борту? Распоряжения капитана выполняются мгновенно и беспрекословно или в рамках демократической процедуры?
9. Встречные-попутные суда попадались?
10. Повторить (не буквально, а в таком стиле) хочется?

На 10 остановлюсь...
Re: Здорово
1. Аккумулятор.
2. В принципе да. С этой терминологией легко запутаться.
3. Качка была слабая, проблем ни у кого не было.
4. Звезды видно, утренний туман был. :)
5. Море пахнет морем, никаких особых запахов. "И все-таки море останется морем...".
6. Почти не скрипят. В любом случае этого не замечаешь.
7. Компас и GPS-приемник.
8. Распоряжения капитана выполнялись спокойно и четко, никаких проблем с этим не видел.
9. Да - рыболовные суда, яхты и шхуны, пару раз небольшие паромы, работающие между островами. Крупных судов не встречалось.
10. Да, я бы когда-нибудь повторил.
Душевно!Замечательные снимки передали замечательную атмосферу этого путешествия!Только омаров жалко...хоть и вкусных!
Спасибо, Галина! Да, но они и вправду вкусные. :)
А вот такой вопрос: как удалось узнать о таком круизе? :) Случайно набрёл в инете? Посоветовал кто-то?
Здорово- не то слово! Честно- позавидовала.
Классное путешествие.
Спасибо, Ирина! Завидовать не стоит, лучше отправляйтесь в другое путешествие! :)
Александр, Вы неподражаемы в выборе путешествий :) Очередной раз удивлена и восхищена. Спасибо!
(Anonymous)
Александр, Вам бы описание самых интересных путешествий собрать в одной книге (половина текста уже есть в ЖЖ). Довольно много даже в РФ людей, у которых есть деньги, но желания тратить их на стандартные туры нет.
Заодно и ненавязчивую рекламу речных круизов можно вставить....
Я бы хотел когда-нибудь это сделать. Правда, без цели что-то отрекламировать. Скорее просто чтобы напомнить, насколько мир многообразен, а люди в нем - похожи.
Интересно. Круиз на паруснике по расписанию? А что капитан делает, если установился полный штиль? Выходит на рейд на буксире и стоит на якоре все 5 дней ? Или в этом случае рейс отменяется?

В общем, какова вероятность купить билет и в итоге из-за погоды в последний момент никуда не уйти?
При штиле будут использовать моторную лодку в качестве толкача.