Реактивная маршрутка

Як-40 уже редко встретишь на пассажирских линиях. Этот реактивный самолет с тремя двигателями был создан в 1970-е годы для местных линий, и был довольно распространен в советские времена. Сейчас же, в силу неэкономичности и выработки ресурса от Як-40 почти везде отказались.



Любители авиации всего мира знают, что за полетом на Як-40 надо ехать в Вологду, где местная авиакомпания до сих пор эксплуатирует два Як-40, летая на них в Москву. Но есть еще одна авиакомпания, «Камчатское авиапредприятие», продолжающая активно использовать Як-40. И не только на Камчатке!



Этот Як-40 сейчас отправится в рейс из Новосибирска в Улан-Удэ, как говорится, «со всеми остановками». Остановок, то есть промежуточных посадок, на маршруте целых три – в Кызыле, Красноярске и Нижнеангарске. Рейс будет продолжаться аж десять часов.



Половина седьмого утра, начинает рассветать. Садимся в самолет через хвостовой откидной трап, и размещаемся в салоне. Пассажиров – человек двадцать, почти все летят до Кызыла. До конечного пункта, Улан-Удэ, лечу я один, потому что нормальные люди пользуются беспосадочным рейсом. Но… черт побери, совершить сразу четыре полета на экзотическом Як-40, налетаться на нем досыта, чтобы не лезло… это по мне.





Буксировка, запуск двигателей, выруливание, разбег. Обычный для Як-40 медленный, плавный отрыв. Ну, полетели.



При всем моем богатом опыте авиапутешествий мне еще не приходилось летать с тремя посадками (не путать с пересадками). В девяностые годы, когда я много ездил в командировки по стране, иногда попадал на рейсы с одной или двумя посадками. Например, на Ил-86 из Санкт-Петербурга в Петропавловск-Камчатский через Новосибирск и Хабаровск, или на Ту-154 из Санкт-Петербурга во Владивосток… ну, здесь бывали разные варианты промежуточных посадок. А вот полеты с тремя посадками мне не доставались, и сейчас я восполняю этот пробел.



А впрочем, постойте… был у меня один случай в девяностые, когда полет на Ту-154 Москва – Акмола (ныне Астана) – Алма-Ата был выполнен вместо одной с тремя посадками. Это было связано с туманом в Алма-Ате, из-за которого мы дважды уходили на запасные аэропорты – в Балхаше (где я провел сутки на полу местного аэровокзала вместе с пассажирами одиннадцати рейсов, ушедших туда на запасной) и Бишкеке (где было куда комфортнее), а рейс продлился почти двое суток.

Но вернемся в наш Як-40. Под крылом – красавица Обь. Сейчас нам принесут водичку.





Перелет Новосибирск – Кызыл длится два часа. Снижаемся, любуемся тувинскими пейзажами.



А это, не поверите, Енисей. В верховьях он совсем неширокий.



На правом берегу Енисея живописно расположился Кызыл. Вот бы организовать сюда круизы!



Проходим над аэропортом…



… а затем делаем правый разворот и нацеливаемся на полосу.



Мягкое касание. Здравствуй, столица Тувы. Здесь я никогда не был – не только в Кызыле, но даже просто транзитом в местном аэропорту. Для российского города это редкий случай. Но, кстати, в этом полете – сразу два новых для меня аэропорта: Кызыл и Нижнеангарск.







Выходим из самолета и грузимся в «Львовский» автобус.





Для большинства пассажиров рейс закончился здесь, в Кызыле. Тех же, кто летит дальше транзитом, провожают в зал вылета. Здесь уже ожидают нашего рейса пассажиры, присоединяющиеся к нам в Кызыле.



Минут через десять всех позвали на посадку.



В Кызыле самолет заполнился под завязку. Почти все пассажиры летят до Красноярска. Запускаем двигатели, выруливаем, взлетаем. Отсюда до Красноярска – полтора часа лета.







Снижаемся; сквозь разрывы облаков виден туманно-дождливый Красноярск.



Оставляем справа аэропорт Черемшанка…



… и садимся в Емельяново. Два красноярских аэропорта расположены совсем рядом. В воспоминаниях покойного Василия Васильевича Ершова, командира красноярского Ту-154, упоминались технические перегоны самолетов между этими двумя аэропортами. Для Ту-154 это был, наверное, один из самых коротких рейсов из всех существовавших.



Самолетов в Емельяново в этот час на удивление мало. Полным ходом идет строительство нового аэровокзала.





Не правда ли, красивый самолет?



Транзитных пассажиров в этот раз всего четверо, остальные «выходят» в Красноярске. Нас провожают в зал вылета. Когда существовала авиакомпания Kras Air, она использовала Емельяново как хаб, удобно стыкуя между собой западные и восточные рейсы. Действительно, Красноярск для этой цели подходит как никакой другой город, ведь он расположен прямо в центре России. И вот этот зал использовался как зона ожидания транзитных пассажиров. Мне неоднократно доводилось ей пользоваться. Бывали и задержки рейсов, и тогда приходилось коротать ночь, лежа на жестких сиденьях.



В этот раз нам, четверым «транзитникам», удалось провести в этом зале минуты полторы, а потом нас позвали на посадку.

Когда мы подъехали к самолету, его как раз закончили заправлять. Одно из прозвищ Як-40 – «истребитель керосина», уж очень прожорливы три его реактивных двигателя. Что, кстати, является одной из причин вывода этих самолетов из эксплуатации.



Пассажиров немного, человек десять. Всех попросили занять заднюю часть салона из-за центровки самолета. Дальше – как обычно: запускаемся, выруливаем, взлетаем. Под крылом – строящийся аэровокзал и реконструируемое летное поле.



Чуть в стороне – самолеты-памятники: Ил-62, Ту-154, Ан-24, Як-40. Еще не хватает Ил-86, ведь они тоже эксплуатировались в Красноярске до начала двухтысячных. А вообще в тот период Kras Air какой только флот себе не набрал: кроме перечисленных, там были отечественные Ил-96 и Ту-204 и импортные Боинги-737, -757, -767. Потом компания обанкротилась.



После набора высоты желающие пересели в носовую часть салона.



Фактически пассажиры используют лишь один, иногда два участка этого длинного рейса. Поэтому для них вполне терпимо отсутствие бортового питания: на рейсе предлагаются лишь газированные напитки. Но мой-то полет длится десять часов! Без особых шансов перекусить в промежуточных аэропортах. Но, будучи единственным (наверное, в истории этого рейса) пассажиром, летящим от начала до конца, я ощутил на себе особую заботу. Бортпроводница угостила меня чаем и печеньем из запасов экипажа, что было очень трогательно.

Поскольку на этом перелете рядом со мной никто не сидел, я замечательно устроился с чаем и компьютером.



А вот еще, чуть не забыл: местная инструкция по безопасности для любителей инструкций по безопасности.



Начинаем снижение. Вдалеке уже виден Байкал.







Это северная часть Байкала. Здесь я еще не был, в отличие от южной части озера, где в девяностые годы часто бывал в командировках.





Разворачиваемся над озером, заходим на посадку… Недаром говорят, что сентябрь – лучшее время для посещения этих мест. От видов в иллюминатор невозможно оторваться.







Вот под крылом уже мелькнули домики бурятского поселка Нижнеангарска. Еще полминуты, и мы катимся по полосе местного аэропорта.









Транзитных пассажиров немного; состав летящих этим рейсом снова обновится. Зал вылета небольшой; летящим транзитом предложили выйти в основной зал, где есть буфет, но времени было совсем мало, и я остался.



Красивый, стремительный, реактивный малыш!



Захожу в салон уже как домой. Пассажиров до Улан-Удэ много, лететь чуть больше часа.



Взлетаем и говорим «до свидания» Нижнеангарску.





Теперь наш Як-40 берет курс на юго-восток. Солнце светит справа, прямо в мой иллюминатор, не давая нормально фотографировать. А за иллюминатором интересно – мы пересекаем весь Байкал наискосок. Поэтому пробую, не вставая с места, фотографировать через иллюминатор противоположного борта…



… а потом прошу сделать фотографию пассажира, сидящего у этого иллюминатора.



Проходим над полуостровом Святой нос, затем оставляем справа устье реки Турки..



Столица Бурятии уже совсем рядом…



Заходим на посадку над Селенгой.





И – здравствуй, Улан-Удэ. Рейс окончен. Даже жалко расставаться с уютным Як-40, особенно если вспомнить, что пассажиры в течение этих десяти часов менялись, а мы с экипажем оставались.



Прежде, чем садиться в перронный автобус, получаем багаж. Багаж выдается прямо у трапа самолета.



Аэропорт «Байкал» безлюден: отсюда отправляются всего три-четыре рейса в день. На привокзальной площади пасутся очень милые коровы.





Удачи тебе, быстрый камчатский малыш с бортовым номером RA-87988!

Какая же наша страна красивая!
Авиаразведка речных маршрутов :-)
сколько стоит
А какая стоимость билета в один конец на полный маршрут?

Edited at 2017-09-15 09:26 pm (UTC)
(Anonymous)
С погодой повезло :) . Шамиль Султанов
Да, кроме Красноярска. Но главное, что повезло с погодой в Нижнеангарске.
Из Емельяново в Черемшанку по воздуху - это сильно))
С тремя посадками летел как-то Красноярск - Усть-Илимск - Ленск - Якутск - Батагай. Правда, на Ан-26. А на Як-40 только с двумя: Сыктывкар - Вологда - Череповец - Быково.
Кызыл, смотрю, почти весь в противоположном окошке остался(
Да, сначала центр вообще оказался под нами, то есть думаю что его не видели и те, кто сидел слева. А перед посадкой он оказался с другого борта.
Василий Васильевич Ершов умер... Я не знал. Сейчас посмотрел - оказывается совсем недавно, 4 июля. Очень жалко. Не берусь судить, какой он был летчик, но писал великолепно. Живо, образно, просто не оторваться. По сути первый, по крайней мере у нас в стране, кто смог популяризовать такую корпоративно-закрытую тему, и по моему сделал это блестяще.
Ух ты! Даже Нижнеангарск. Он отдельного поста вообще стоит! )

Ааа, как же круто! Отличное приключение
Эх, спасибо за восоминания!
Я был во всех портах кроме Нижнеангарска. Не знал, что туда чтото летает... А что самолет еще в строю здорово.
Говорят, гдето из Владика до местных портов тоже летает с 3 посадлками
А в чем выгода ак от такого рейса?
Кстати, черемшанка как сейчас еще функциониурет или тока грузовые?
Сфотал в аэропорте байкале чтонидь?
Почему-то решил, что в Красноярске были посадки в обоих аэропортах.