Круиз по зимней Европе: необычный шлюз, Майн и Вертхайм

В первый день нового года теплоход остановился в небольшом городке Вертхайм.



А до этого продолжалось неспешное плавание по зимнему Майну. Некоторые виды Майна в это время года напоминают что-то сибирское: в Сибири такие же безлюдные реки.





Но это впечатление о безлюдности обманчиво. Проходит всего минута, и из «таежного тумана» показывается уютный городок или очередной шлюз. Кстати, вы не заметили на фотографии шлюза ничего необычного?



А так?



Местные речники называют такие дугообразные шлюзы «бананами».

Кстати, о речниках. Постоянных экипажей на европейских «Викингах» нет. Специалисты могут в разные навигации назначаться на разные суда, или даже переводиться во время навигации с одного теплохода на другой. Интересно, что количество членов экипажа зависит от загрузки конкретного рейса. Так, при полной загрузке экипаж «лонгшипа» составляет 59 человек, при пятидесятипроцентной – 42 человека за счет сокращения количества обслуживающего персонала.

На круизных судах системы Рейн-Дунай в основном работают интернациональные экипажи. Например, на Viking Freya капитан – из Болгарии, старший помощник капитана – из Румынии, главный механик – из Украины. Рабочий язык на борту – английский.

Многонациональность экипажа не влияет на качество работы, но отражает непростую ситуацию с речными кадрами в Европе. Правда, в Европе, в отличие от России, есть возможность привлекать речников из других стран. Хотя, конечно, большую роль играет и переманивание кадров из других компаний более высокими зарплатами.

Как бы то ни было, компания, за три года вводящая в эксплуатацию тридцать новых судов, в любом случае сталкивается с кадровым дефицитом.













Вот и Вертхайм. Небольшой древний городок (VII век) на левом берегу Майна. Вертхайм мало пострадал в конце Второй мировой войны, и его исторический центр с деревянными домами дошел до нас прямо из средних веков.









Как вы думаете, что это за вырез в одном из домов, выходящих фасадом на Рыночную площадь?



А вот что это: древняя камера наблюдения. В этом доме жил зажиточный человек, чья супруга захотела иметь возможность наблюдать за жизнью Рыночной площади из своей комнаты, но не выглядывая в окно. Тогда и был сделан этот вырез, снабженный системой зеркал. Благодаря этой системе любопытная дама могла наблюдать за площадью не вставая со своего кресла.

Знак на следующем доме напоминает нам о Лине Клаус, которая каким-то чудом смогла оставаться в Вертхайме до 21 октября 1940 года, после чего ее, как и других евреев перед ней, отправили в концентрационный лагерь.



Я уже говорил, что в Германии периодически устраивали изгнание евреев из городов с разрушением их домов. В Вертхайме есть малоинтересная внешне церковь, над входом в которую висит гордая надпись о том, что храм построен на месте синагоги. Добро, как посчитали жившие в XV веке жители Ветрхайма, заместило зло.



Вот это «замещение зла добром, а безнравственности – моралью» было доведено Адольфом Гитлером до своего логического конца, когда «не такие» люди уничтожались физически под одобрение большинства.

Все делалось постепенно. Сначала против евреев просто были введены экономические санкции. Потом евреев уволили из государственных органов. Потом… Потом постепенно ситуация дошла до массового уничтожения еврейского населения. Уничтожали не только евреев, а всех, с кем германскому обществу было «не по пути». Например, детей-инвалидов.

Все или почти все делалось под одобрение большинства и исключительно из соображений морали и нравственности. Не думает ли кто-то, что нацизм – это дело лишь кучки злодеев? Все гораздо хуже: «кучка злодеев» лишь реализовала то, чего хотело (но поначалу боялось себе признаться) большинство населения Германии. Гитлер был очень популярен. И дело не в немцах: таково любое общество, если культивировать в нем низменные инстинкты. А это во многом зависит от государственных лидеров.

Современная Россия в этом плане, на мой взгляд, мало отличается от Германии того времени. У нас уже готовы убивать… нет, для начала ограничивать права по национальному признаку – например, таджиков. И если государство не будет мудро управлять этим процессом, прививая людям терпимость, то сценарий фашистской Германии вполне возможен и у нас. Пока же государство только радо возможности отвлечь внимание людей от реальных проблем на мнимые – путем поощрения предрассудков.

А так хочется жить в развивающемся, а не в деградирующем обществе.

В Вертхайме до 1930-х годов существовал еврейский квартал, главная улица которого так и называлась – Judengasse.



Здание синагоги, на которое выходила эта улица, было снесено. Так произошло в 1930-е годы по всей Германии. На месте синагоги был построен новый дом, а позднее по границе когда-то отбрасываемой зданием синагоги тени улицу замостили темным камнем. Снесенная синагога и новое здание – на следующих фотографиях:





За чертой старого города сохранилось еврейское кладбище. Самые старые могилы на нем относятся к XV веку. Они скромные и почти одинаковые: у евреев не было принято ставить роскошные надгробья.



Могилы начала прошлого столетия – побогаче и разнообразнее.



Этому человеку повезло умереть незадолго до начала еврейских событий в нацистской Германии:



Буквально вся старая часть Вертхайма хороша для прогулок и радует глаз. Колодец в центре города уже замурован, но его «надстройка» служит архитектурной достопримечательностью.



А на здании напротив – два беспечно отдыхающих скелета, рядом с которыми выведены их слова о том, что «Вы станете такими, как мы, а мы были такими, как вы». И еще – о том, что эти скелеты не отличаются между собой, как бы они не стремились выделиться при жизни.





Посмотрите на этот дом: каждый его этаж как будто нависает над другим. Причина проста: домовладельцы платили за площадь, которую дом занимает на земле, то есть за площадь первого этажа. Остальные этажи можно было делать больше.









Синий цвет в оформлении фахверковых домов было принято использовать, чтобы подчеркнуть благосостояние его владельца.







Майн, несмотря на кажущуюся скромность, не раз по весне затапливал город. Об уровне воды во время наводнений можно судить по отметкам, сделанным на некоторых домах.



Самая высокая отметка на этом доме датируется 1784 годом, причем в тот год наводнение застало горожан врасплох, поскольку произошло осенью.



А на этом старом здании одна из отметок нанесена аж в 1595 году:



Как я говорил, исторический центр Вертхайма хорошо сохранился. Он редко страдал даже от пожаров. Но не так давно один из старых домов все-таки сгорел (по счастью, стояла безветренная погода, и пламя не перекинулось на соседние исторические строения). И вот что построили на его месте:



Стеклянный домик настолько непохож на все, что его окружает, что смелость его создателей вызывает восхищение. А располагается в нем ресторанчик.



Через центр города протекает Таубер – приток Майна.



Из большинства точек хорошо видны руины некогда доминировавшего над городом древнего Вертхаймского замка. Сейчас это уже не замок, а что-то больше похожее на романтические руины: к войнам добавился взрыв порохового склада, прогремевший в XVII веке и принесший замку большие разрушения.







В домах исторического центра Вертхайма живут обычные горожане. В некоторых зданиях размещаются офисы. При покупке или аренде домов в этой части города ставится одно условие: внешний вид зданий должен оставаться неизменным. А внутри все можно менять (и это понятно, если вспомнить хотя бы то, что изначально эти дома не имели канализации).







После отправления из Вертхайма – последние вечер и ночь в ходу. Наутро теплоход прибудет во Франкфурт-на-Майне, где будет стоять еще сутки. Круиз не заканчивается, но его ходовая часть подходит к концу.

Дальше...