Круиз по зимней Европе: Гейдельберг и окончание круиза во Франкфурте-на-Майне

Утром 2 января мы прибыли во Франкфурт. Сегодня 5 января; мы отлично провели два дня с друзьями, которые как раз здесь живут, и, конечно, не всегда соблюдали трезвый образ жизни. Так что не обессудьте, если что-то напишу не так; но опубликую написанное только с утра, все перечитав.

Итак, Франкфурт – конечная точка круиза.



«Лонгшипу» трудно найти место для оборота на нешироком Майне. Напомню, что его длина – 135 метров, это как самое большое речное круизное судно в России (проект 92-016). Оборот делается ниже места стоянки; затем теплоход снова поднимается вверх и швартуется.



Вот уже и место швартовки. Здесь Viking Freya будет стоять все следующие сутки. Так бывает: теплоход приходит в конечный пункт и больше не собирается никуда идти, но круиз не заканчивается, потому что впереди еще один день, включающий в себя большую экскурсию и вечернюю программу на борту.



Мы едем на весь день в Гейдельберг. Это полтора часа от Франкфурта на автобусе по первому в Германии автобану. Обсуждая автобаны, часть жителей Германии говорит, что надо отдать должное Гитлеру за то, что, он начал строить автобаны, которыми мы пользуемся и сейчас. Другие возражают, что Гитлер лишь реализовал уже существовавший проект, так что его заслунга в этом деле невелика. Как бы то ни было, первый в Германии автобан был построен в 1935 году. Я раньше писал о своем, мягко говоря, негативном отношении к деятельности Адольфа Гитлера. Но невозможно отрицать, что этот проект был реализован во многом благодаря его энтузиазму по поводу автобанов. Сегодня сеть автобанов охватывает всю Германию; для легковых автомобилей на них не установлено скоростных ограничений.

Главная достопримечательность Гейдельберга – возвышающиеся над городом руины крепости. Точной даты строительства крепости установить не удалось, но первые упоминания о ней относятся в XIII веку.

Замок был сильно разрушен во время войны между Германией и Францией (так называемой войны за Пфальцское наследство) в конце XVII века, и уже не был восстановлен. Сначала горожане занимались строительством в разрушенном городе. Потом замок начали было восстанавливать, но пожар от удара молнии навсегда остановил строительство. Замок с того времени так и возвышается над городом в виде руин.





В центре следующей фотографии – Надвратная башня, а справа – дворец, построенный примерно в 1400 году немецким королем Рупрехтом III.





От построенного в 1556 году дворца Отто Генриха остались только стены: именно этот дворец был центром пожара 1764 года, о котором я упоминал. Пожар бушевал три дня; деревянные перекрытия рухнули, никаких внутренностей дворца не сохранилось. Но мы и сейчас можем любоваться на оставшиеся в целости внешние стены.



А вот построенному немного позже дворцу Фридриха IV повезло больше: он неплохо сохранился. Кстати, застройщик дворца вел дневник, который, представьте себе, сохранился до наших дней. 9 июля 1598 года он написал в дневнике: «Вчера был зверски пьян».

Кстати, рядом, в соседнем здании, находится самая большая бочка в мире (ее объем превышает 200 тысяч литров). В ней держали вино, а хранителем бочки с 1716 по 1742 год был карлик Перкео. На вопрос, не хочет ли он выпить еще бокал вина, Перкео всегда отвечал «Перке но?», то есть «Почему нет?», откуда и пошло его имя.



С большой террасы весь Гейдельберг виден как на ладони. На высоком правом берегу Неккара раскинулся престижный район с дорогим жильем, а на пологом левом берегу стоит Старый город.



Спустимся в город. Гейдельберг возник очень давно, но история того города, который мы видим сейчас, началась в 1693 году, когда в результате войны за Пфальцское наследство Гейдельберг был полностью разрушен. После этого был разработан амбициозный план строительства на этом месте нового города; но время шло, и горожане не стал ждать, а возвели новые дома на фундаментах старых зданий. В 1945 году Гейдельберг избежал американской бомбардировки (поскольку в последний момент в нем разместилось американское военное ведомство), и благодаря этому исторический центр города, выстроенный в конце XVII века, дошел до нас в сохранности.

Рыночная площадь стояла на этом самом месте с древности. Помимо торговли, на ней с удовольствием отрубали головы преступникам, а иногда и сжигали ведьм. Существовал и аналог нынешних административных наказаний за легкие преступления (например, если человек напился и нарушал общественный порядок). В этом случае его сажали в подвешенную деревянную клетку. Клетка крутилась, горожане веселились, нарушитель раскаивался.



Стоящая здесь же церковь Святого Духа строилась полтора столетия, и была закончена в 1544 году. В 1693 году, во время войны с французами, часть горожан попыталась найти спасение от бесчинствующих солдат противника в церкви, но безуспешно: двери были заперты, церковь подожжена. К счастью, в последний момент людей выпустили, но церковь была практически разрушена, и в последующие годы ее отстраивали заново.

В последующие годы церковь была разделена перегородкой на две части: в одной службы проводили католики, в другой – кальвинисты (это одно из направлений христианства). Потом католики снесли перегородку, но из-за этого произошел такой большой скандал, что ее скоро установили на место, где она и просуществовала до 1936 года (видимо, в виде напоминания о том, до какого маразма могут доходить люди в спорах, чья вера правильнее). Что хорошо, в этом случае обошлось без кровопролития.





Весь Старый город пересекает самая длинная пешеходная улица в Германии.



Во время проливного дождя она, кстати, быстро опустела; но в ресторанчиках и кафе вдоль нее не осталось ни одного свободного места.



Гейдельберг – университетский город, причем местный университет – самый старый в Германии: он был основан в 1386 году. Первые здания университета не пережили войну 1693 года, но построенный в 1728 году университетский корпус и сейчас украшает собой Университетскую площадь.



Студенты никогда не были спокойной публикой, поэтому недалеко от этого здания была оборудована тюрьма для студентов. Чаще всего они попадали в нее за пьянство, грубые бесчинства и нарушение ночной тишины, а точнее, за комбинации этих трех нарушений. Сроки заключения были небольшими; студенты со свойственным им творческим подходом расписывали камеры, давая им имена (такие как «Гранд-отель»).

Не сомневаюсь, что студенты разных столетий одинаково хорошо проводили время своей учебы в Гейдельберге.

До Гейдельберга можно добраться и на круизном теплоходе по реке Неккар. Правда, «Лонгшип» по Неккару не пройдет из за совсем низких мостов. Для круизов с заходом с Рейна на Неккар используются суда с еще меньшим высотным габаритом; их в Европе очень немного.



На набережной можно встретить относительно современные, но органично вписанные в городскую архитектуру дома, как здание Конгресс-центра, построенного в 1900 году.







Как я упоминал, дома на правом берегу Неккара формируют престижный городской район.



Возвращаемся во Франкфурт. Viking Freya (она в левой части кадра) служит нам здесь гостиницей еще на один день.



Очень жаль прощаться с теплоходом; он и вправду хорош, но, конечно, круиз невозможен без усилий многих людей. Прощальный тост произносят капитан Росен Недков, отель-менеджер Рой Шумахер и директор круизной программы Мике Баккер. На мой смешанный взгляд туриста и профессионала, они работают очень хорошо. Можно построить любой самый совершенный теплоход, но без людей должного уровня не будет и уровня круизного продукта, можно и не пытаться. Уж я это точно знаю.



От меня осталась только пара-тройка недоговоренных вещей. Во-первых, во Франкфурте на верхней палубе «Фреи» установили тент и шезлонги, благодаря чему я могу теперь показать, как выглядит верхняя палуба «лонгшипа» в полном вооружении.





Во-вторых, пока мы стояли, мимо нас прошел однотипный теплоход Viking Var. Помните, я писал о том, что при необходимости рубка «лонгшипа» убирается полностью, а судоводители просто высовываются наружу? У Viking Var рубка была убрана как раз полностью, так что можно посмотреть, как это выглядит со стороны.







Когда днем 3 января последние гости покинули борт «Фреи», она ушла порожним перегоном на зимовку в Кельн. Там теплоходу предстоит проверка и возможный ремонт винтов, а также смена ковровых покрытий (так как они отработали уже две навигации, по продолжительности это как четыре навигации российских). Часть экипажа остается на борту до Кельна делать «зачистку» судна в ходу, и несколько членов экипажа останутся в Кельне на ремонт. Зимовка будет недолгой: уже в марте Viking Freya начнет свой круизный сезон на Дунае.

За два дня мы с друзьями побывали в Трире и пропущенном мной накануне Ротенбурге-на-Таубере, о котором я напишу в заключительной части рассказа об этом круизе.