Вспоминаю старые навыки: на яхте по заливу Сан-Франциско и океану

Учеба учебой, а выходные никто не отменял. К северу от Лос-Анджелеса, в Сан-Франциско, живут мои друзья, к которым я и отправился на пару дней. В том числе походить под парусом и вспомнить, как это делается.



С Дмитрием Сладковым мы с свое время были в одном экипаже яхты «Воля» яхт-клуба при Морском техническом университете в Петербурге, а также одно время вместе работали. Дмитрий вместе с женой Светланой давно живет в США, но парусный спорт, в отличие от меня, не забросил. Напротив, он продолжил в качестве хобби регулярно ходить на яхте, теперь уже в Америке, и получил американский диплом яхтенного шкипера.

Мы арендовали на двоих яхту в яхт-клубе в Саусалито (местечко к северу от Сан-Франциско) на целый день. Итак, знакомьтесь, Дмитрий…



… и яхта Auriah.



Это новая (постройки 2013 года) 11-метровая яхта производства компании «Бенето» (Beneteau), тип Oceanis 37. В Петербурге мы ходили на яхте польской постройки типа «Картер-30», это хороший и приятный в управлении тип яхты. Но по многим моментам Oceanus 37 показалась мне удобнее. Эргономика управления парусами на ней очень продумана, и ничего не вызывает напряжения.

Удобство внутренних помещений тоже на высоте. Конечно, для однодневного плавания внутренние помещения не так важны, но те, кто отправится на такой яхте в многодневный поход, конечно же оценят ее удобства.





На «Картере-30» о чем-то подобном мы не могли и мечтать:



Выходим из Саусалито в залив Сан-Франциско. Обычно здесь хорошие ветра, но не сегодня. Можно попробовать поднять паруса, но толку от этого не будет: ветра почти нет. Поэтому пока идем под мотором. Для меня даже немного непривычно, что у парусного судна может быть мотор. У нас на «Воле» его не было. То есть он был, навесной, но он редко бывал исправен. То есть мы занимались чисто парусным спортом, без шанса в случае чего обойтись без ветра. Пару раз это приводило к тому, что при безветрии, когда паруса бесполезны, нам приходилось грести.





Подняли грот (задний парус), но от него пока мало проку. Идем под мотором. Яхта хорошо управляется (хотя после управления теплоходом 305 проекта хорошо управляется буквально все). А справа внизу – рычажок управления двигателем. Удобно – это не то слово. Но пока у нас получается плавание не под парусами, а под мотором. Не теряем надежду, и ждем усиления ветра.



На «Воле» у нас из приборов был компас, а здесь, помимо компаса, на месте судоводителя установлены радар и эхолот.



Вообще когда-то мы ходили даже в многодневные походы с одним лишь компасом. Никакого GPS-навигатора, никаких радаров. Когда наша яхта шла в видимости маяков, определяться было несложно, даже ночью. Но когда мы шли открытым морем, приходилось периодически запрашивать свои координаты у встречных судов. Сейчас не все верят, что можно так ходить по Балтийскому морю, но тогда это не казалось чем-то необычным.



Но вернемся в наши дни. Мы идем под мост Золотые ворота (Golden Gate Bridge). Этот мост отделяет залив Сан-Франциско от океана.



Причем волна вроде есть, а вот с ветром пока напряженно.







Поднимаем стаксель (передний треугольный парус), но при такой погоде он малоэффективен.



Что ж, попьем чаю. Чай на яхте всегда пьется хорошо, и в холодную, и в теплую погоду. Светлана сделала нам в дорогу отличный индийский чай с молоком, и это именно то, что нужно.





Сильное встречное течение существенно замедляет ход. Стоять за штурвалом надоедает; то ли дело управлять яхтой полулежа, наслаждаясь океаном. В таком положении ты имеешь даже еще лучший обзор.





Вахту сдал…



Снова идем под мост Золотые ворота, но не возвращаемся в Саусалито, а поворачиваем к центру Сан-Франциско. Там мы пообедаем на берегу, а потом, будем надеяться (и прогноз это подтверждает) ветер усилится.











В порту Сан-Франциско готовится к отправлению круизный лайнер Star Princess. Ему предстоит семидневный круиз вдоль побережья Калифорнии (Лос-Анджелес, Санта-Барбара, Сан-Диего) с заходом в Мексику.



Подойти к пирсу сразу нам мешает заходящий в порт теплоход-ресторан San Francisco Spirit.



Но мы не торопимся, и несколько минут ожидаем в стороне с прекрасным видом на «даунтаун».



Швартовка яхты вдвоем требует некоторой внимательности. Дима подводит яхту к пирсу; я спрыгиваю на берег, одерживаю яхту от касания пирса бортом, а затем принимаю швартовы. Готово. Можно идти обедать, благо ресторанчиков в этой прибрежной части города более чем достаточно.



Напротив нас ждет пассажиров стильного вида теплоход-ресторан California Hornblower. Это самое большое прогулочное судно на всем восточном берегу США. Он может разместить за столиками в своих салонах-ресторанах сразу шестьсот человек.



Ну и хотя я пишу о море, но не могу не поделиться фотографией, сделанной на берегу напротив нашей стоянки. Очень, очень стильный трамвай! В Сан-Франциско много старинных трамваев, но этот даже не старинный, а просто какой-то чудесный.



Перекусив, продолжаем плавание. Из порта выходит уже упомянутый круизный лайнер Star Princess; в порт заходит большой китайский контейнеровоз.



А у нас – время поднимать паруса. Прогноз не ошибся: ветер и вправду усилился.





Стаксель и грот подняты, двигатель выключен. Вот оно, настоящее плавание на яхте. Появляется сильный крен, так что все предметы предварительно или закреплены, или убраны в безопасные места.

Поскольку мы идем против ветра, нам приходится лавировать, то есть следовать по ломаной траектории, периодически делая повороты. Основной курс при лавировке – бейдевинд. Это острый к ветру курс. При поворотах яхта проходит через положение «строго против ветра»; такие повороты называются оверштагами. Для осуществления поворота требуется участие двух человек: один на штурвале, другой на стаксель-шкотах (концы, управляющие стакселем, меняющим положение при повороте). Поэтому фотографий поворотов у меня нет: в эти моменты мы с Димой были оба заняты работой.



Судовождение яхты под парусом отличается от судовождения яхты под мотором. Необходимо следить за ветром, направление которого может постоянно «гулять». Оптимальный курс при лавировке обычно выбирают, следя за напряжением передней кромки стакселя. Мы так делали в университетском яхт-клубе. Здесь же на мачте обнаружилась удобная стрелка, показывающая направление ветра, и указатель секторов. По положению стрелки относительно сектора можно легко определить, под каким углом к ветру идет яхта, а если стрелка уходит внутрь сектора, то, значит, курс слишком крут, и надо слегка повернуть на ветер.



Для ленивых людей, к каким иногда могу отнести и себя, это как раз то, что надо. В случае сомнений задираешь голову вверх и смотришь, где там эта стрелка.



А солнце понемногу садится, и красиво освещает центр Сан-Франциско.



Хорошо идем, не меньше шести узлов. При движении в обратную сторону, с попутным ветром, для скорости нам будет немного не хватать еще одного паруса, спинакера. Это такой пузатый, обычно цветной, парус, «надувающийся» впереди яхты. Он очень помогает при попутных ветрах. Хотя парус этот сложный в управлении, и чтобы справиться с ним и с яхтой вдвоем, нам потребовалось бы некоторое напряжение.

Вспоминаю, как однажды при пятидневном переходе из Петербурга в Калининград мы порвали спинакер. Вахта была не моя, но я, конечно, проснулся от тех слов, которые по этому поводу раздались снаружи. Чтобы снять обрывки паруса с лееров, нам пришлось запрашивать аварийный заход в латвийский порт Вентспилс. Разрешение на заход было дано без лишних вопросов, и мы заодно просушили вещи после сильного шторма, в который попали накануне.

Ну а сейчас погода хороша. И ветер есть, и солнце светит, и тепло. Свитер и ветровку я тащил сюда из Лос-Анджелеса абсолютно зря.





Неподалеку от нас спортсмены катаются на доске. Доска эта особая, снабженная подводным крылом, так что она как бы парит над водой. Такие доски пока не очень распространены, но в последнее время набирают все большую популярность.







Наш курс пересекает весьма историческое судно. Теплоход Potomac, построенный в 1934 году, изначально называли «плавучим Белым домом», поскольку он был служебной яхтой президента Рузвельта. Сейчас это прогулочное судно с элегантными интерьерами.



День пролетел очень быстро. Дело к вечеру, и мы сворачиваем обратно к Саусалито. Пора готовить швартовы…



… и кранцы.



Паруса убраны; аккуратно подходим к причалу яхт-клуба.



Прежде, чем уйти, моем яхту из шланга. Так здесь принято: яхта всегда должна быть идеально чистой.



Вот так я вспомнил свои старые навыки. Движение под парусом – это очень здорово, и я рад, что получился такой «парусный» день. Но есть и другая, более важная вещь – человеческое общение, и оно было роскошным. Так что как ни посмотри – отлично сплавали.

Tags:
Фирма французская, хотя второе производство у них в США. Сейчас их яхты довольно распространены.

В Сан-Франциско довольно сильные приливы. Расписание вывешивается даже на пляжах. :)