По дорогам России за новыми идеями для круизов

То, что изображено на фотографии – не декорация к историческому фильму и не игрушечный макет в «Детском мире». Это настоящее здание, в котором есть и синематограф, и театр, и музей. Находится оно в центре села Вятское в сорока километрах от Ярославля. Но – обо всем по порядку.



Началось все с того, что я спонтанно сел в машину и поехал за новыми идеями. И еще, конечно, чтобы переключиться. Я люблю путешествовать за рулем, а когда это хоть отчасти несет в себе практическую пользу, то мне это интересно вдвойне. В этот раз я хотел посмотреть несколько мест на предмет включения их в новую программу круиза «Усадьбы», а, кроме того, у меня давно были мысли по поводу расширенной экскурсионной программы для речных туристов по Костромской области. Поэтому я задумал доехать до Чухломы, а по пути посмотреть некоторые места в Ярославской и Тверской областях. И вот что из этого вышло.


15 сентября

Санкт-Петербург – Вышний Волочек

Здесь писать особенно не о чем: пять часов по трассе Санкт-Петербург – Москва и остановка на ночь в Вышнем Волочке в уютной гостинице «Хит Парк отель»






16 сентября

Вышний Волочек – Бежецк – Красный Холм – Кесова Гора – Кашин – Ростов

День был посвящен довольно экзотическим для речных круизов местам, которые, тем не менее, дважды посещали туристы, путешествовавшие на теплоходе «Василий Чапаев». Это происходило в рамках экспериментальной экскурсии в Бежецк и Кесову Гору, которая делалась сначала из Углича, а потом из Калязина. В свое время я сам это инициировал, но до тех мест так и не добрался, и (лучше поздно чем никогда) решил восполнить этот пробел.



Дорога на восток от Вышнего Волочка неплохая, хотя не обошлось без сюрприза: в деревне Засека путь мне преградило неторопливое стадо коров.



А вот и Бежецк. Это довольно далеко и от Углича, и от Калязина, и в таких случаях всегда возникает вопрос: стоит ли долгая дорога увиденного в ее конце?



Бежецк – очень древний город. Впрочем, от старины в Бежецке осталось немногое. На мой взгляд, наибольший интерес здесь представляют некоторые каменные и деревянные здания в центре города.









Церкви в основном находятся в плачевном состоянии. Впрочем, совсем рядом с центральной улицей стоит небольшая, но красивая колокольня XVII века – это все, что сохранилось от существовавшего на этом месте Введенского монастыря, основанного в XV веке Нектарием Бежецким.





На выезде из Бежецка у проходной автобусного парка установлен автобус-памятник ПАЗ-672.



Порадовавшись старому автобусу, я не проехал и пары километров, как повстречал нечто не менее удивительное – действующий Икарус-260 на пассажирском маршруте.



В поселке Красный Холм сохранились некоторые интересные здания, большинство которых, к сожалению, находится в плачевном состоянии. Особенное впечатление производит бывший дом купца Баруздина-Хильтова.





Торговые ряды в самом центре города построены в 1907 году.









Главной достопримечательностью Красного Холма принято считать Краснохолмский Антониев монастырь, находившийся чуть в стороне от города. Хотя сейчас монастырь снова отнесен к числу действующих, пока он представляет собой лишь впечатляющие руины.











На дороге между Бежецком и Кесовой горой встречается небольшое село Сукромны, в котором сохранилась красивая церковь Тихвинской иконы Божией матери, построенная в 1800 году.





Кесова Гора – большой поселок на востоке Тверской области. Его главная достопримечательность – Никольская церковь 1800 года, именуемая в народе Никола-Грачи (церковь стоит на улице Грачи).









Уже совсем недалеко от Волги находится городок Кашин. Это почти «речной» город; по крайней мере, экскурсии сюда из близлежащего Калязина для теплоходных туристов проводятся довольно часто. Город очень древний; в нем можно увидеть несколько церквей разной степени сохранности, интересные образцы каменной «купеческой» архитектуры, красивые торговые ряды радом с центральной площадью.









К сожалению, большинство зданий Кашина требуют ремонта. Даже такая визитная карточка города, как помпезный особняк купца Жданова, построенный в 1860-х годах, несколько обшарпан.



А Соборный дом 1787 года, уникальный архитектурный памятник и гордость Кашина, стоит в полузаброшенном состоянии в каких-то немыслимых зарослях.







Смешанное чувство осталось у меня после посещения этих мест Тверской области. При должном уходе каждый из городов и поселков, в которых я побывал в этот день, может стать интересным туристическим объектом. Но при таком состоянии зданий и городских дорог говорить об этом преждевременно. Кашин может быть интересен за счет множества исторических объектов, пусть большая их часть и находится в неважном состоянии. А вот экскурсии в Бежецк, Красный Холм, Кесову Гору – это, пожалуй, для самых-самых энтузиастов российской истории и архитектуры.

Может быть, подумалось мне, выход в том, чтобы раздать эти интересные здания в частные руки – при условии восстановления в соответствии с проектом, близком к оригинальному, а затем – содержания этих зданий в должном порядке? Предоставить этим людям какие-то гарантии, определенные привилегии. И, кто знает, может быть тогда постепенно изменится лицо русской глубинки?

Калязинский мост через Волгу речные туристы видят с проходящих под ним теплоходов. Я тоже не был исключением, а вот теперь впервые проехал по этому мосту.



Тем временем стемнело, а дорога ухудшилась: на ней стали попадаться ямы и неровности. Проезжая поселок Борисоглебский, я въехал в яму в асфальте. Когда я уже выехал из поселка и проехал пару километров, на табло загорелось «Повреждено колесо». Давление в заднем правом колесе падало на глазах.

Конечно, очень хорошо, что в моей машине значение давления в шинах можно смотреть не вставая с водительского сиденья, и, соответственно, понимать, можно ли еще ехать. Не теряя времени, я развернулся и поехал обратно в Борисоглебский. Там остановился у первого же магазина, посмотрел по «Яндекс-картам», и о, чудо! Карта показала наличие шиномонтажа буквально за углом.

В девять вечера шиномонтаж уже не работал, мастера не было на месте, но еще остававшийся там сотрудник вошел в положение, осмотрел шину, и только развел руками: боковой порез, нужна хорошая сварка. В Борисоглебском ее не сделают; лучше ехать в Ростов, а еще лучше – в Ярославль. Я уже склонился было к тому, чтобы поставить запасное колесо, но в итоге мы решили рискнуть, и временно заделать дыру резиновым жгутом.





Для бокового пореза резиновый жгут – и вправду рискованное решение, но, аккуратно проехав 20 километров до Ростова, через час я уже отдыхал в неплохой гостинице «Московский тракт», которая, как оказалось, принадлежит бывшему солисту «Ласкового мая» Андрею Разину.




17 сентября

Ростов – Ярославль – Красный Профинтерн – Вятское

Город Ростов – одна из жемчужин российского Золотого кольца. Правда, снова отмечу, что практически все, что находится за пределами Ростовкого Кремля, требует хотя бы косметического ремонта.





Внутри впечатляющего Успенского собора начала XVI века продолжаются реставрационные работы. Несмотря на то, что в советское время церковь использовалась как склад, в ней сохранились уникальные старинные фрески.











Оригинально раскрашенная церковь Одигитрии (XVII век) выделяется в общем ансамбле Кремля.



Красиво, изящно смотрится церковь Иоанна Богослова. Она чуть старше церкви Одигитрии.





Вернувшись на стоянку, я обнаружил, что за ночь давление в пробитом колесе сильно упало. Подкачав колесо на ближайшей заправке, я все же рискнул поехать в хороший шиномонтаж в Ярославль, за 60 километров от Ростова.

Подъехав к зданию шиномонтажа, я почувствовал себя гонщиком, приехавшим на пит-стоп. Слева уже стоял мастер с вопросом «Чем помочь?», а справа – его помощники с баллонными ключами, готовые открутить мне колеса. В общем, через несколько часов я продолжил путь на заваренной шине и прокатанных дисках. Могу с чистой совестью рекомендовать этот шиномонтажный центр в Ярославле: shinomontag76.ru.



Из-за потерянного на ремонт колеса времени мне пришлось сократить маршрут, исключив из него всю Костромскую область. Возможно, это и к лучшему: будет лучше когда-нибудь приехать туда для неторопливого осмотра. А пока из Ярославля я направился в поселок Красный Профинтерн. Многие речные путешественники видели на левом берегу Волги между Ярославлем и Костромой необычный замок. Это усадьба купца Понизовкина, которая находится как раз в Красном Профинтерне.

По пути, в селе Рыбницы, стоит красивый дом-музей скульптора Александра Михайловича Опекушина. В конце жизни Александр Михайлович бедствовал, и в 1919 году уехал из Петербурга в Рыбницы к двоюродной сестре. Здесь ему был бесплатно выделен дом, в котором знаменитый скульптор провел свои последние годы.



В 1862 году купец Никита Понизовкин построил на месте нынешнего поселка Красный Профинтерн большой крахмало-паточный завод. А в 1914 году его внук, тоже Никита, соорудил рядом с заводом необычный замок. Говорят, что замок предназначался для его невесты-француженки. Как бы то ни было, вскоре грянула революция, и замок стал школой, затем клубом, затем библиотекой.



Почти тридцать лет особняк пустует, но, как ни странно, снаружи он выглядит почти как новое здание. Правда, от интерьеров и убранства дворца уже ничего не осталось. Несмотря на это, по замку иногда проводят экскурсии, и я думаю, что мы включим посещение дворца Понизовкина в программу круиза «Усадьбы-2».



Огромные корпуса находящегося рядом крахмало-паточного завода пребывают в запустении.



Красный кирпичный дом рядом с замком хорошо сохранился.



Поселок Красный Профинтерн совсем небольшой, поэтому стоящий на волжской набережной огромный пятиэтажный дом вызывает изумление. В свое время Понизовкин построил его для инженеров завода. Такой дом мог бы органично вписаться, например, в застройку Петроградской стороны Санкт-Петербурга.



Из Красного Профинтерна ходит паром на правый берег Волги. Переправившись в Новодашково, можно быстро доехать до Костромы. Но мне туда уже не надо.



От замка Понизовкина я поехал в село Вятское. Это совсем недалеко от Красного Профинтерна. После разрухи увиденных за два дня мест Вятское произвело сильное впечатление.



Приятно прогуляться по аккуратно отреставрированному и красиво подсвеченному центру старинного купеческого села. В этом селе десять музеев, художественная выставка и небольшой театр. Даже местный ресторан представляет собой две музейных экспозиции: в одном зале часов, в другом – граммофонов.




















18 сентября

Вятское – Великое – Воронино – Семибратово – Углич

В 2007 году предприимчивые люди задумали превратить обычное на первый взгляд село Вятское в туристический центр. С тех пор ведутся непрерывные работы по реконструкции центральной части села, и многое уже сделано. Туристы с удовольствием посещают это место, заходят в музеи, а увозят с собой знаменитые вятские огурчики, засаливаемые по старинному рецепту. Мы тоже иногда привозим в Вятское речных туристов во время стоянки наших теплоходов в Ярославле. А вот я побывал в Вятском впервые.











Интересно посмотреть на старые, дореволюционные фотографии Вятского.







Помимо красиво отреставрированной центральной части села, мне хотелось увидеть и непарадное Вятское. Оно находится рядом. Там тоже есть красивые особняки, и необычные памятники, как, например, скульптура Елены Пасхиной «Бегущие от грозы».











Но есть и то, до чего руки еще не дошли. Например, наряду с отреставрированной Воскресенской церковью в парадной части города существуют руины очень похожей на нее Успенской церкви в непарадной.



Взглянем на старую фотографию набережной реки Ухтанки.



Насколько я понимаю, набережной планируется вернуть парадный исторический облик. Но сейчас она выглядит так:



Урлов посад – улица восстанавливаемых купеческих особняков. Здания находятся в ужасающем состоянии, но их потихоньку реставрируют. Из-за заборов с изображениями их будущего вида выглядывают руины – такие же, как я не раз видел в других городах российской глубинки. Но в Вятском у них есть надежда.






Кому-то больше по душе родная разруха, а мне нравится то, что делают в Вятском. Желаю удачи всем, кто участвует в создании этой красоты. Будем сюда приезжать.



Из Вятского я отправился обратно в сторону Ростова: торопясь в шиномонтаж в Ярославль, я не поехал в село Воронино, где находится усадьба дворян Леонтьевых, потомков Александра Суворова. Теперь мне предстояло восполнить этот пробел.

По пути я заехал еще в одно место – село Великое. Здесь мне хотелось взглянуть на довольно интересное здание – бывший усадебный дом купца Локалова, построенный в псевдорусском стиле в 1890 году.



Сейчас в доме Локалова находится детский дом. Интерьеры не сохранились. Любопытствующих вполне могут пустить внутрь, но, думаю, большими группами приезжать сюда невежливо.



Даже странно: в скольких разных местах я побывал, а все равно удивляюсь, когда улица Карла Маркса выглядит вот так по-домашнему:



В центре Великого расположен впечатляющий комплекс из двух церквей и колокольни, образующих Великосельский кремль.





Еще одна достопримечательность села – музей картофельного бунта. На втором этаже здания расположена экспозиция, рассказывающая о временах, когда Николай I требовал, чтобы крестьяне сажали картошку, а те сопротивлялись нововведению. На первом этаже – кафе, в котором можно попробовать разные картофельные блюда.



Заезжая в Великое, я не имел планов включать его в наши программы. Хотя, возможно, в будущем придумается такая программа, в которую Великое будет очень органично вписываться.

Проезжая поворот на село Семибратово, я заметил указатель «Музей баклуш». И нечто еще более интригующее: «Библиотека варенья». Я ничего не слышал и об этом музее, ни об этой библиотеке, и чем дальше я уезжал от этого места, тем больше хотелось туда вернуться и посмотреть, что же это такое. Но разворачиваться не хотелось.

От поворота на Воронино до самого Воронино – 20 километров по дороге, часть которой меня расстроила: как здесь проедет автобус? Приехав в усадьбу, я уточнил, единственная ли это дорога, на что меня успокоили, что нет, есть другая, хорошая дорога, а по плохой ездить не надо. Через некоторое время я сообразил, что ехал как раз по хорошей дороге, и остается только гадать, как выглядит плохая.



В советское время на территории усадьбы располагалась трудовая школа, потом – пионерский лагерь, и, что интересно, постройки усадьбы неплохо сохранились до наших дней. Сейчас усадьбой владеет Сергей Леонтьев, потомок ее бывших хозяев. Здания, парк, пруды приведены в порядок и хорошо содержатся. А встречают посетителей бывшие конюшни, превращенные в гостиничный и административный корпуса.







Мебель и произведения искусства в советское время были вывезены из главного усадебного здания в ростовский музей (справедливости ради, именно вывоз этих ценностей позволил им дожить до наших дней). Внутри здания создан музей, где, помимо других экспонатов, есть макет, показывающий, какой усадьба была до революции.





Визит в Воронино мы, скорее всего, включим в программу круиза «Усадьбы-2».



И все-таки библиотека варенья не давала мне покоя. Покинув усадьбу, я решил вернуться в Семибратово. И, к счастью, успел до закрытия музея и библиотеки.





Баклуши – это деревянные заготовки для изготовления разных нужных предметов, например, ложек. Процессу изготовления баклуш и сопутствующим приметам и традициям и посвящен музей баклуш.



В библиотеке варенья собрано множество разных видов этого лакомства. Из чего только, оказывается, его не делают: и из мяты, и из одуванчиков, и из тыквы, и из арбуза, и даже из еловых шишек! В «читальном зале» можно попробовать несколько сортов варенья с чаем, а в «абонементе» при желании купить понравившиеся баночки.





Не зря заехал. Пожалуй, этот музей надо включить в какие-то штучные программы. Да и просто было интересно узнать что-то новое о варенье и купить разные его виды для себя и друзей.





По пути в Углич я заехал еще в одно место – Троице-Сергиев Варницкий монастырь, основанный на месте рождения Сергия Радонежского. У меня есть идея программы «Удивительные монастыри», в которую входило бы посещение самых красивых монастырей, но не с паломническими, а с познавательными целями. Пока, чувствую, концепцию надо додумывать.



Уже в сумерках я снова миновал поселок Борисоглебский, теперь в обратном направлении. Проезжая через центр города, я пытался разглядеть яму, в которую угодил колесом, но не увидел ее. А вообще в Борисоглебский стоит приехать ради того, чтобы посмотреть огромный и древний Борисоглебский монастырь, больше похожий на крепость.



Был уже десятый час вечера, когда я приехал в Углич.


19 сентября

Углич – Борок – Весьегонск – Устюжна – Санкт-Петербург

Погода испортилась окончательно: с утра зарядил беспросветный дождь.



В Угличе я задерживаться не стал. Казалось бы, город полон интересных памятников архитектуры, но любители речных путешествий меня поймут: и как турист, и как сотрудник круизной компании я бывал здесь десятки раз. Правда, всегда пешком, а в этот раз – на машине. Рулить через центр Углича, где много раз хожено-перехожено, было немного необычно.



Следующее место, которое я решил посетить – поселок Борок на берегу Рыбинского водохранилища. Для этого требовалось пересечь Волгу – либо по плотине в Угличе, либо на пароме в Мышкине. Конечно, я выбрал паром, который каждый час ходит из деревни Коровино в Мышкин.



Паром представляет собой баржу-площадку, приводимую в движение толкачом «Речной-76». Для того, чтобы пассажиры без машин могли укрыться в непогоду, на барже предусмотрен небольшой вагончик. Впрочем, паром находится в пути всего пять минут.





Машин в этом рейсе было мало, пустая площадка казалась огромной.



Не успели мы отойти от Коровино – и вот уже подходим к Мышкину. Его я тоже проехал без остановки: Мышкин – популярный круизный городок, и я бывал здесь много раз.





Но, как оказалось, видел не все: на окраине города обнаружился симпатичный особняк:



Борок – последний пункт в моей программе. Несмотря на то, что этот поселок появился уже в советское время, он может быть интересен именно для «усадебного» круиза. Ведь Борок возник на территории бывшей дворянской усадьбы. Последний владелец усадьбы, по совместительству революционер Николай Александрович Морозов, в советское время стал видным ученым, и именно по его инициативе на территории усадьбы был создан научный центр.

Поселок Борок небольшой, с населением всего две тысячи человек, и там в прямом смысле всего одна улица. Но Борок отличается от других поселков: и планировочно, и по какой-то ауре, присущей наукоградам. Здесь находятся Геофизическая обсерватория и Институт биологии внутренних вод.





В маленьком поселке пять музеев: огромный музей-аквариум в ихтиологическом корпусе, музей природы, музей художника Федора Солнцева, дом-музей Ивана Папанина, в послевоенные годы возглавлявшего Институт биологии внутренних вод в Борке.



Главный музей Борка – мемориальный дом-музей Н.А. Морозова. Это бывший флигель усадьбы Морозовых и единственная оставшаяся усадебная постройка.



Сохранился большой парк и усадебный пруд.





Заехал я и в местный порт, чтобы посмотреть, как мог бы выглядеть заход сюда круизного теплохода. Впрочем, я еще не доехал до порта, когда уже понял, что даже если мы каким-то образом организуем сюда заход теплохода, туристов будет проще привезти из Мышкина: дороги к причалам совсем не подходят для автобусов, а пешком до центра Борка идти далеко.

Что же касается причалов, то в Борке имеются две причальных стенки; к одной из них несколько лет назад подходил двухпалубный теплоход московской компании, но этим дело и ограничилось. Сейчас в порт Борка регулярно заходят частные яхты, и здесь же базируется «Академик Топчиев» – научно-исследовательское судно на базе теплохода типа «Ом».





Думаю, что мы включим экскурсию в Борок в программу второго «усадебного круиза».

Из Борка я поехал в Петербург. Можно было возвращаться через Бежецк и Вышний Волочек, но мне не хотелось ехать обратно той же дорогой, что туда. А зря.

От Борка до Брейтово идет неплохая дорога. По пути мне встретился огромный, но пока не восстановленный, храм Ильи Пророка в селе Веретея.



Изрядная часть трассы Брейтово – Весьегонск – плохого качества грунтовка. Местами она выглядит так:



А местами даже так:



По этой дороге мало кто ездит, а редкие окрестные деревни кажутся нежилыми. Каково же было мое удивление, когда дорога привела в село Чамерово с огромной церковью Казанской Божией матери.



А потом – снова безлюдные километры жуткой грунтовки. Был бы у меня внедорожник…



Худо-бедно я доехал до Весьегонска, куда в последнее время тоже заглядывают круизные теплоходы. Ни одна экскурсия здесь не обходится без дегустации продукции местного винзавода. Я бывал на этих дегустациях дважды, и, надо сказать, наливали на них всегда немало. В этот раз я прикупил здесь вкусного вина из голубики и поехал дальше.





Чтобы попасть на трассу, ведущую в Петербург, надо сначала доехать до Устюжны. Выезжая из Весьегонска, я вспомнил, что в центре Устюжны находится моя любимая пирожковая, а я с утра ничего не ел. От Весьегонска до Устюжны всего 60 километров, и я уже предвкушал, как через час буду выбирать вкусные пирожки. Как бы не так! Большая часть дороги до Устюжны оказалась еще более адской, чем все, что я видел до этого, и заняла около двух часов.



Я приехал в центр Устюжны за минуту до закрытия пирожковой, но она еще работала.



В прошлый раз я был в этом же месте буквально две недели назад, во время круиза «Старинные усадьбы». Мы зашли в пирожковую вместе с несколькими речными путешественниками. Одна из них, краевед, любительница усадеб и русской старины, обнаружила среди посетителей бородатого дедушку, похожего на старорусского крестьянина и не удержалась от соблазна заговорить с ним. «Здравствуйте, дедушка!» Дедушка не разочаровал: «Здравствуйте, милые, откуда путь держите?», чем вызвал у моей попутчицы настоящий взрыв этнографического восторга.

В этот раз пирожковая пустовала. Да и понятно: вечер, пора закрываться. Странное ощущение: эта Устюжна находится непонятно где, а я приезжаю туда в пирожковую, как будто зашел в соседний дом. Пирожки были жареные, очень вкусные, а продавщицы, как обычно, душевные. Вот так весь мир и становится уютным привычным домом.

От Устюжны до Петербурга – 450 километров, по хорошей дороге это почти рядом.
Очень насыщенный пост. Места восхитительные!
Люто завидую белой завистью.
Сам практикую подобное - но рязанская губерния существенно беднее в плане всяких достопримечательностей (а дороги еще хуже).
А в Борок надо все-таки протаскивать теплоходы - очень уж красив подход со стороны Рыбинки и сам канал (хотя он и короткий). От причала до автобусно-проходимой дороги там рядом.
И, конечно, регулярно возникают мысли о чем-то вроде 335 пр. для таких вот экспедиционных круизов...
Re: Люто завидую белой завистью.
Будем прорабатывать и заход, конечно. Это было бы интересно.
“Километры жуткой грунтовки” – у нас на дачу дорога такая, а то и хуже ))

А поездка отличная!
Худшие места я не снимал :) Вообще какая-то безнадёга с дорогами. И всегда для этого есть объективные причины - климат, недофинансирование, нехорошие люди украли... А воз много лет уже там.
Этнографический восторг
А дедушка и вправду был очень колоритный!Жалею,что постеснялась попросить разрешения свотографировать его-настолько хорош он был со своей длинной бородой,солидным острым носом,в кирзовых сапогах(ухоженных) и легком овчинном тулупчике!Не хватало плетки в руках-чем не ямщик или крестьянин на "отхожем промысле"?!
http://billionnews.ru/naci/517-krestyane-xix-veka-vo-vsej-krase-21-foto.html
Re: Этнографический восторг
Зря Вы как топ-менеджер судоходной компании написали, что ехали десятки километров на шине, повреждённой сбоку. Тут надо сразу вызывать эвакуатор. Это смертельно опасно!
Если у ваших теплоходов случится поломка, Вы так же надеетесь "на авось"?
Re: Этнографический восторг
Разделяйте меня - человека и меня - топ-менеджера. Не сравнивайте ответственность за других людей и за себя. Да и квалификация наших технических сотрудников, в том числе руководящих, у меня сомнений не вызывает.
Re: Этнографический восторг
Боковые порезы супер-опасны! Как этого не знать?
"Я уже склонился было к тому, чтобы поставить запасное колесо, но в итоге мы решили рискнуть, и временно заделать дыру резиновым жгутом."
А что мешало поставить запасное колесо?!!! Зачем рисковать? Вы это запасное колесо решили оставить на следующий год? Вы могли бы убить кого-то, может даже семью, лопни оно на дороге и машина стала бы неуправляемой!
Зря Вы как топ-менеджер судоходной компании написали, что ехали десятки километров на шине, повреждённой сбоку. Тут надо сразу, если нет запаски вызывать эвакуатор. Это смертельно опасно!
Если у ваших теплоходов случится поломка, Вы так же надеетесь "на авось"?
Re: Этнографический восторг
Я выше уже ответил. Страхи преувеличены, в том числе и насчёт аккуратной езды с порезом. :)
Re: Этнографический восторг
Ответственность за людей зависит от топ-менеджера и владельца!
Re: Этнографический восторг
Господи, я может завтра захочу спрыгнуть с небоскреба. При чем тут теплоходы? :) Вы смешиваете личное и работу.
Re: Этнографический восторг
Я, конечно смеюсь и "троллю", но понимаю, что Вы больше не будете ездить с боковыми порезами:) Поверьте, это очень опасно! И, кстати, не дай бог будут жертвы или пострадавшие, за это можно сесть в тюрьму (...
Re: Этнографический восторг
Сколько людей месяцами ездят со жгутами и даже саморезами! Здесь же речь о том, чтобы медленно и аккуратно доехать до шиномонтажа. Я не говорю, что собираюсь регулярно так делать и что это совсем безопасно, но, по-моему, не стоит это таких волнений :)
Re: Этнографический восторг
Кстати, как вы представляете мгновенную потерю давления в бескамерной шине?
Re: Этнографический восторг
"Господи, я может завтра захочу спрыгнуть с небоскреба. При чем тут теплоходы? :) Вы смешиваете личное и работу"
Вы едва ли ни единственный человек в круизном бизнесе, который сохранил понятие "РЕПУТАЦИЯ". Поэтому Вас читают и слушают.
А по поводу небоскрёба и спрыгивания - есть хороший эпизод в "Иван Васильевич меняет профессию".
Re: Этнографический восторг
Я прекрасно представляю себе моментальную потерю давления в бескамерной шине именно если она повреждена СБОКУ!!!
Это будет также, как и в камерной шине.
Не знаю как у вас в Питере, но в Москве не ездят со жгутами. А с саморезом действительно можно ездить бессрочно и его не замечать. Но речь идёт именно о БОКОВОЙ поверхности шины. С таким повреждением ездить нельзя, и тем более его ремонтировать! Лучше проехать потихоньку до дома на повреждённой шине и выбросить её!

Edited at 2016-09-23 08:49 pm (UTC)
Re: Этнографический восторг
Вы убедительны. Спасибо за беспокойство.
Красный Холм, Вятское, Великое, Воронино – просто открытие!
Спасибо за такой обстоятельный рассказ и внимательный взгляд! Я с благодарностью занесла несколько пунктов на нашу карту будущих маршрутов.
Татьяна, спасибо! Желаю интересных поездок по этим и другим местам. :)