asosnin (asosnin) wrote,
asosnin
asosnin

Category:

Весеннее путешествие теплохода Димы

На борту теплохода было написано «Дмитрий Фурманов», но так его называли только люди. Теплоходы звали его Дмитрием, а иногда и просто Димой. Так уж повелось у теплоходов – называть друг друга простыми именами.



После долгой зимы Дима наконец пришел в Москву. В Москве, на длинной причальной стенке, торжественно одетые люди что-то говорили в микрофоны, а потом началась музыка. Дима уже знал, что так происходит каждый год: люди открывают навигацию, наряжая теплоходы разноцветными флажками. И сами тоже наряжаются – в пиджаки или форму с красивыми погонами. Диме это нравилось.

А еще больше теплоходу нравились моменты, когда на его борт приходили люди, чтобы отправиться в плавание. Дима понимал, что сами люди, без теплохода, плавают очень медленно и скоро устают. Поэтому он всегда радовался, что делает такое доброе дело – возит людей по рекам, причем с очень приличной скоростью. И совсем не устает.

Особенно Дима любил возить детей. Когда на борт пришли дети, Дима заулыбался. Среди детей оказались девочка Алина и мальчик Славик, которые уже гостили у Димы в прошлом году. Теплоход им очень обрадовался. Дети тоже были рады встрече.



Больше всего Диме нравилось отправляться в плавание. И вот наконец этот момент настал. Дима отошел от причала, и неторопливо пошел по каналу имени Москвы. «Пока, счастливого пути» – помахал ему вслед теплоход «Антон Чехов», который только готовился к своему первому рейсу. «Пока, Антон! Не забудь наполнить водой свой чудесный бассейн» – отозвался Дима. Дима знал, что Антон очень гордится тем, что у него внутри есть настоящий бассейн.



Дима продолжал путь даже когда стемнело. Он, как и другие теплоходы, прекрасно знал дорогу и умел ориентироваться в темноте.



Наутро Дима убавил ход. До города Твери оставалось идти совсем немного, а времени было, наоборот, полно. Так, неторопливо, Дима и шел до самого обеда, когда показалась Тверь.

На причале стоял теплоход «Михаил Булгаков». Дима не любил «Булгакова». Год назад Дима подшутил над его балконами, а тот не остался в долгу и сказал, что Дима просто ему завидует. А он не завидовал, он просто хотел пошутить. Но разве ж такому объяснишь?

После того случая теплоходы были в ссоре. Дима молча, не поздоровавшись, подошел к борту «Булгакова» и стал ждать, когда его туристы отправятся на прогулку на берег. Но туристы не выходили, и Дима забеспокоился. Может быть, у него внутри что-то случилось, а он и не знает?

– Да не волнуйся ты, они просто еще не закончили обедать, – прервал молчание «Булгаков».
– Ты точно знаешь? – с недоверием спросил Дима.
– Да уж можешь не сомневаться. Сейчас они доедят свой десерт, и пойдут гулять на берег.

И действительно, прошло совсем немного времени, и на причал стали выходить туристы. Кто-то из них направлялся к автобусам, а кто-то шел гулять пешком. Дима успокоился. Он подумал, что «Булгаков» на самом деле не такой и недобрый, как казался ему вначале, а даже наоборот, очень хороший теплоход.



– Спасибо, что успокоил, Михаил, - Дима смущенно помолчал. – Извини, если я когда-то тебя обидел.
– Да что, ты, Дима! Никаких обид. И ты меня извини. Когда встретимся в следующий раз, обязательно поболтаем обо всем. А сейчас мне пора в плавание. Кстати, не мог бы ты меня выпустить от причала?

Дима отошел от причала, освободив Михаилу путь. Они тепло попрощались.

Когда Дима остался один, мимо него на большой скорости пробежал теплоходик «Москва».

– Привет, большой! – крикнула на ходу «Москва».
– И тебе привет, маленькая. Счастливого плавания.
– И тебе.

Дима немного загрустил, потому что вспомнил, что он большой, и поэтому ни за что не сможет поместиться в те мелкие речки, в которые заходит маленькая «Москва». Но грустил он недолго – на его борт стали возвращаться туристы, а это всегда приводило Диму в хорошее настроение.



Вечером теплоход отправился в плавание. Люди на его борту поужинали, послушали музыку, потанцевали, а потом пошли спать.



Ночью Дима зашел в шлюз. В шлюзе, как в лифте, теплоходы могут подниматься и опускаться. Дима входил в шлюз очень аккуратно, и ни разу не стукнулся о его стенку. Ведь он знал, что у него внутри спят маленькие дети, и не хотел их будить.

Вслед за Димой в шлюз зашел другой теплоход – «Леонид Соболев». Они с Димой давно дружили, и всегда радовались встрече.



– Привет, Леня, устраивайся рядышком. Только осторожнее, у меня спят дети, не разбуди их.
– Да у меня самого на борту полно детей, – улыбнулся «Соболев» – Постараюсь не потревожить ни твоих, ни моих.

Теплоход аккуратно зашел в шлюз и пристроился рядом с Димой.

– Завтра буду идти не спеша, – сказал Леня, – Мне надо прийти в город Мышкин после обеда.
– Счастливчик, – по-доброму позавидовал другу Дима, – А я должен прийти в Мышкин утром. Придется торопиться. Не подводить же моих туристов. Они очень хотят погулять по Мышкину.
– Буду за тебя волноваться, – ответил Леня. – И за твоих туристов тоже.

Друзья разговаривали вполголоса, чтобы не разбудить детей в своих каютах. А тем временем шлюз, как огромный лифт, опустил теплоходы вниз. Теперь они могли продолжать плавание.



Как ни торопился Дима успеть в Мышкин, а все-таки немного туда опоздал. На причале в Мышкине он увидел большой теплоход «Константин Симонов», и маленький – «Александр Свирский».



Теплоходы всегда подшучивали над маленьким Сашей. Диме захотелось сказать ему что-то доброе, и он произнес:
– Привет, малыш, двигайся, я встану рядышком, поболтаем.
– Никакой я не малыш, а очень большой и быстрый теплоход, – обиделся Саша. И вообще, я ухожу в плавание, а вы тут оставайтесь без меня.
– Большой-большой, – хором успокоили его Дима вместе со стоящим у причала Костей, – Не обижайся на нас.



Но Саша не ответил и, ворча себе под нос, отправился в плавание.



– Не обращай внимания, он сегодня не в духе, – сказал Костя, – Лучше давай послушаем, как мышкинские мыши встречают твоих туристов.
– Давай, – согласился Дима. Он и сам любил песни местных мышек на причале.
– А еще мы ждем двух гостей, - продолжал Костя, – одного ты знаешь, это теплоход «Михаил Танич»…
– Ну, кто же не знает Мишу, – кивнул Дима, – самый быстрый теплоход на реке.
– Только не говори об этом Саше, – друзья засмеялись, – а вот второй гость давно здесь не был.
– Кто же это?



Теплоходы не успели договорить, как увидели, что к ним приближаются те самые гости, которых они только что обсуждали. Первым подошел «Михаил Танич», а за ним – «Тимирязев». Имя у «Тимирязева» было сложное – Климент, и теплоходы называли его попросту Клим. Клим несколько лет стоял без движения в далекой Астрахани и очень скучал по своим друзьям-теплоходам. Теперь, когда он снова вышел в плавание, все особенно тепло его приветствовали.

Теплоходам было тесновато стоять вчетвером у причала в Мышкине, но они не расстраивались. Ведь вместе стоять веселее, тем более что за зиму у них накопилось столько тем для разговоров!



Заговорившись, приятели совсем забыли, что Диме пора отправляться в плавание.

– Ой, Дима, мы заболтались, а ведь тебе надо отправляться. Смотри, уже все люди собрались у тебя на борту, и, наверное, удивляются, почему ты все еще стоишь у причала, – сказал Миша
– Да, точно, мне пора! Миша, Клим, выпустите меня скорее, а то я и вправду опоздаю в город Углич.



Но как ни старались Миша с Климом скорее выпустить Диму в плавание, а все равно они провозились добрых десять минут. Наконец путь свободен.

– Увидимся в Угличе, – сказал на прощание Дима.



Клим поспешил вслед за Димой, и вскоре они встретились в Угличе.



– Давно я не бывал в этих местах, – начал разговор Клим.
– Ты, наверное, уже забыл, как они выглядят? – засмеялся Дима.
– И не говори. Сейчас приду в Москву и ничего там не узнаю. Мне рассказывали, что теперь все берега московского канала засажены белыми розами. Идешь – и любуешься такой красотой.
– Розами? – не понял Дима.
– Конечно, розами. А в шлюзах теперь растут кокосовые пальмы. Мне просто не терпится самому все это увидеть!
– Это кто тебе сказал про розы и пальмы?
– Как кто? Знающие теплоходы. Они все знают, потому что постоянно здесь ходят.
– Кажется, я понял. Это не тот ли знающий теплоход сейчас сюда приближается?

Дима и Клим посмотрели на реку, по которой в их сторону шёл, что-то беззаботно напевая, «Михаил Танич».



– Миша, где это ты видел на канале розы с пальмами?
– Только во сне, Дима.
– Зачем же ты рассказываешь Климу такие небылицы?
– Да я… Я, видишь, решил пошутить. Клим здесь давно не был. Давай, думаю, разыграю его, посмеемся потом все вместе.
– Как это, значит, никаких пальм в шлюзах вовсе нет? – расстроился Клим.
– Никаких. Это я над тобой шутил, – подтвердил Миша.
– Значит, и верблюдов на причалах тоже нет? – совсем загрустил Клим.
– Их тоже нет. Но если хочешь, мы попросим людей, и в следующем году они нарисуют у нас на бортах очень красивых разноцветных верблюдов.

Мысль о том, что на нем, может быть, нарисуют красивого верблюда, успокоила Клима.

На следующий день Дима и Костя вместе шли по каналу имени Москвы, и Дима рассказывал Косте о том, как Миша разыграл Клима.



– Как ты говоришь? Пальмы в шлюзе? Кокосовые? Ха-ха-ха! – Костя так громко смеялся, что разбудил женщину, следящую за порядком в шлюзе.
– Кокосовые! И верблюды на причале!
– Верблюды! Ну умора! – хохотал Костя, выходя из шлюза. – Ой не могу, ну насмешил так насмешил!



Диме тоже было весело. А еще он вспомнил, что у него внутри уже пообедали, и теперь лакомятся разными сладостями его старее знакомые Славик и Алина. И от этого Диме стало совсем хорошо на душе.





Вечером Дима вернулся в Москву. Туристы разъехались по домам, а с ними и Славик с Алиной. На соседнем причале оказался Димин хороший друг, теплоход «Некрасов». Обоим теплоходам было немного грустно ночевать в Москве, когда все туристы ушли домой. Но они знали, что навигация только началась, и впереди еще будет много-много хорошего.

Tags: сказка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments