На круизной барже по каналу Марна - Рейн

Сооруженные в позапрошлом столетии каналы в течение многих десятилетий играли для Франции важную транспортную роль. Но к середине XX века, с развитием автомобильных и железных дорог, многие грузовые баржи остались без работы. Тогда возникла идея возить на них туристов. Попробовали – получилось. Сегодня круизы на баржах по каналам Франции и других европейских стран – один из необычных видов речного туризма.



Давайте и мы отправимся в пятидневное путешествие на барже по Франции. Знакомьтесь: Madeleine, или «Мадлен». Что вы говорите? А, это ее корма.



«Мадлен» – представитель нового поколения круизных барж. Это уже не переделанное грузовое судно, а полноценный круизный теплоход, построенный три года назад под габариты французских каналов. Название «баржа» здесь уже просто дань традиции. Длина судна – 39 метров, ширина – 5 метров, вместимость – 22 пассажира и 6 членов экипажа.

В корпусе баржи – одиннадцать небольших, но удобных пассажирских кают.



В надстройке расположились салон, бар (он же – стойка информации) и ресторан. Все рядом, как дома.







Перед надстройкой – прогулочная терраса, причем аж с настоящим джакузи.



А на самой верхней палубе, точнее, на крыше надстройки – прогулочная терраса, которая обычно закрыта из-за низких мостов.




14 октября 2017 г.

Путешествие начинается в небольшом городке Лагард. Отданы швартовы, и «Мадлен» неторопливо уходит в туманное утро.



Строительство канала Марна – Рейн, по которому проходит круиз, было закончено в 1853 году. Мы держим путь в Страсбург, но, отправься мы в противоположную сторону, через много дней добрались бы по системе каналов до Парижа или до какого-нибудь другого уголка Франции. В XIX веке каналы были важными грузовыми магистралями для страны. В наши дни каналы потеряли транспортную функцию. Их существование – это скорее традиция, на радость владельцам небольших плавсредств и пассажирам круизных барж.







На канале много шлюзов. Грузовые, а ныне круизные баржи строились строго под их габариты.



Баржа движется примерно со скоростью пешехода, а вдоль канала проложены дорожки, поэтому ничего не стоит покинуть судно в одном из шлюзов, прогуляться вдоль канала, и вернуться на борт в следующем шлюзе.





Рубка баржи перед прохождением низкого моста полностью утапливается в надстройку. Вот наша баржа с рубкой…



… а через минуту рубки уже нет. Капитан Камиль управляет баржей с помощью переносного пульта. При необходимости он может вообще уйти с этим пультом с верхней палубы, и управлять судном из любого помещения.







Благополучно миновав мост, «Мадлен» аккуратно заходит в шлюз. Это непростая задача: ширина баржи ненамного меньше ширины шлюзовой камеры. За пультом – капитан, а на баке готовится подавать швартовы старший помощник капитана Йоселин.







Капитан доволен работой. Впрочем, эта работа для него вполне обыденна, ведь всего на маршруте от Лагарда до Страсбурга – сорок один шлюз.



Причем если по ширине шлюзы примерно одинаковы, то по высоте они порой сильно отличаются. Один из шлюзов на нашем пути – самый глубокий в западной Европе. Его глубина составляет пятнадцать метров.



Приближаемся к этому шлюзу… Что же там внутри, за воротами?



А там – узкая и высокая шлюзовая камера. Ощущение, что мы буквально пролезаем в щель.







Наверху оказался рыбак. «Что поймал?» – «Да ничего не поймал».



Туман рассеялся, и канал предстает во всей своей осенней красе. Встречного движения нет. Ветра нет. Скорость – четыре километра в час. Ощущение легкой прогулки.







Французские круизные суда, и баржи в том числе, хороши еще и вот чем. К обеду здесь подают два сорта сыра, новые каждый день. Перед тем, как поставить сыры нам на стол, директор круиза Мелани и официантка Элизабет коротко рассказывают о них.



И хотя я редко пишу о еде в круизах, но сыры – это не только еда. Это часть культуры Франции, и обойти ее невозможно. Итак, сегодня у нас Сент-Мор-де-Труен, нанизанный для вентиляции на соломинку мягкий сыр из козьего молока, покрытый корочкой плесени. Он прибыл из долины Луары. Еще у нас сегодня нормандский сыр Ливаро, обмотанный полосками высушенных листьев рогоза.



После обеда останавливаемся в совсем маленьком городке с головоломным названием Ксауаксанж, откуда едем в соседний Сарребург.



Полный городских скульптур Сарребург показался мне очень симпатичным.

















Францисканская часовня (единственное, что осталось от большого монастыря XIII века) украшена витражным окном Марка Шагала «Мир», которое было изготовлено в 1976 году.









По соседству с часовней расположился музей современного искусства. Его центральным экспонатом является одноименное с витражным окном полотно Шагала «Мир».



В соседних залах выставлены работы Пикассо и нескольких современных авторов.









Покорила же меня старинная фарфоровая капуста XVIII века. Я был абсолютно сражен и долго не мог от нее отойти: прикидывал, как бы ее отсюда незаметно вынести. И хотя это, конечно, шутка, но я бы не отказался, чтобы подобный шедевр украсил какой-нибудь наш теплоход.

Не правда ли, она чудесна?



Тихий вечер в безлюдном Ксауаксанже. Здесь мы остаемся до утра.









За этот день мы прошли 27 километров.


15 октября 2017 г.

Сегодняшний день я называю днем гидротехнических чудес.





Первое чудо самое скромное: это акведук, по которому наш канал проходит над автомобильной дорогой. Привет, автомобилисты! Постараемся не расплескать на вас воду.







Недалеко от Нидервилля встречаем круизную баржу Panache. В отличие от «Мадлен», эта баржа была конвертировала из грузовой, что видно по ее экстерьеру. Собственно, «Мадлен» и «Панаше» – это и есть весь круизный флот канала Марна – Рейн.



Дальше путь закрыт: на семафоре горит красный свет. Ожидаем занявшее участок встречное судно.





Вот и оно. Пусть свободен, можем идти. Но что же это за участок, на котором действует только одностороннее движение? Сейчас мы все увидим сами.



Перед нами – настоящий судоходный тоннель. Этот тоннель считается небольшим: его длина не превышает полкилометра. Сейчас мы в него войдем.



В старые времена баржи были не столь маневренны, как сейчас, и их протаскивали через тоннель с помощью лошадей. Позже лошадей заменили небольшие локомотивы. В наши дни суда проходят тоннели самостоятельно.





Вот он, свет в конце тоннеля! Но впереди у нас – второй тоннель.



Второй тоннель интереснее первого. Во-первых, он длинный: его протяженность почти два с половиной километра. Во вторых, он проходит параллельно с железнодорожным тоннелем, причем если начинаются они рядом друг с другом, то дальше идут уже один над другим.







Баржа движется по тоннелю очень медленно, и мы, пока его проходим, успеваем пообедать. Сегодня у нас знаменитый Рокфор с голубой плесенью из провинции Овернь, и чудесный мягкий Шаурс из Шампаня с толстым слоем белой плесени.







Мы находимся в самой верхней точке маршрута, и теперь будем спускаться вниз. Когда-то следующий участок канала представлял собой крутой, состоявший из семнадцати шлюзов спуск с горы. Вот он, этот спуск, слева по борту…



Но нам туда не надо. Прохождение этого участка занимало уйму времени, и в 1950-е годы рядом с ним построили судоподъемник. Туда мы и направляемся.



Судоподъемник представляет собой лифт, или фуникулер, для судов. Камера судоподъемника – это почти кабина фуникулера.





Судно заходит в камеру, на первый взгляд напоминающую шлюзовую в наполненном состоянии. Но вода не уходит. Вместо этого сама камера вместе с баржей начинает двигаться вниз.



Все происходит быстро и плавно. Находясь на борту спускаемой по склону баржи, действительно ощущаешь себя пассажиром фуникулера.







Через несколько минут мы внизу. Даже жалко, что все так быстро кончилось.



Причаливаем недалеко от судоподъемника, чтобы посетить магазин местных стеклодувов.





Здесь же мастера и работают.



- Я лампа.
- Я тоже лампа.
- И я лампа.
- А я сова.
Неловкая пауза.





Теперь нам предстоит шлюзованный участок канала. Кто-то преодолевает его на велосипедах, а кто и пешком. Можно остаться на барже, но как не прогуляться в такую погоду?















Пейзаж здесь уже почти горный.













На ночлег останавливаемся в Люзельбуре. Здесь нас уже ждут наши велосипедисты, они же – мои соседи по столу: Боб из Канады и Ларри и Юлия из Новой Зеландии. Очень позитивные люди, которым я премного благодарен не только за интересные беседы, но и за отсутствие традиционного круизного диалога, происходящего на каждом иностранном судне, где я бываю.

Соседи по столу: «Чем вы занимаетесь?»
Я: «Я работаю в круизной компании».
Соседи по столу: «А, так вот почему вы здесь».
Я, мысленно: «<вырезано цензурой>. Ну сколько можно».
Я, вслух: «Ну, сейчас я здесь, просто потому что люблю круизы».
Соседи по столу, мысленно: «Как это?».

Не спорю, глупейшая ситуация: человеку нравится сфера, в которой он работает.

В общем, этого диалога здесь не произошло. Кстати, в советское время Боб писал диссертацию на тему пассажирского транспорта в северных районах Советского Союза, и в связи с этим в шестидесятые годы изрядно поездил по Советскому Союзу. В его жизни было много советских поездов, самолетов, пароходов, о чем он с удовольствием вспоминает. А главное разочарование из этих поездок? «Гамлет» в Иркутском драматическом театре. Главный герой рядом с остальным актерским ансамблем выглядел неорганично. А вот фильм со Смоктуновским очень хорош.











А так выразительно выглядит памятник жителям Люзельбура, погибшим в первой и второй мировых войнах:





Сегодня мы прошли 20 километров. И каких!


16 октября 2017 г.

Утренний Люзельбур приятен и располагает к прогулкам. Хотел подняться на гору к руинам местного замка, но дорога оказалась закрыта, а пробираться лесными тропами не стал.







Когда слышишь слово «канал», представляешь что-то узкое и прямое, протекающее по равнинной местности, ну или через город. Но здесь канал проходит через Вогезские горы. Это красиво и необычно. И это снова располагает к прогулке наперегонки с баржей.











Что за сыры у нас сегодня на обед… На обед у нас нормандский Пон-л’Эвек необычной для Франции квадратной формы, по вкусу похожий на более известный Камамбер. Его дополняет сыр Валансе из козьего молока, традиционно изготавливаемый в форме усеченной пирамиды. Легенда гласит, что традиция отрубать верхушку этой пирамиды пошла от Наполеона, воспоминания которого о египетской компании оказались весьма неприятными. Но, думаю, это всего лишь легенда. Производится этот сыр в долине Луары.



Когда заканчиваются горы, канал неожиданно оказывается в центре города. Это Саверн, основанный еще римлянами.





В Саверне мы прощаемся с группой французов из Страсбурга, пожелавших познакомиться с родным краем с борта круизной баржи, но не располагающих временем для участия в полном круизе.



В окрестностях Саверна сохранилась одна из башен линии оптического телеграфа, соединявшего Париж со Страсбургом.

Оптический телеграф появился во Франции в конце XVIII века, и на то время это был самый быстрый способ передачи информации. Депеши передавались по цепочке через систему башен, на крышах которых находились семафоры с подвижными шестами. Использовались 92 сочетания положений шестов. Телеграфисты использовали книгу, в которой на 92-х страницах были записаны почти восемь с половиной тысяч самых употребительных слов, по 92 слова на каждой странице. Сначала передавался номер страницы, потом – номер слова.



Всего на 450-километровой линии Париж – Страсбург были установлены 128 башен. Соседние башни, естественно, находились в зоне видимости подзорной трубы. Сообщение между этими городами проходило за три-четыре часа, что тогда считалось очень быстрым.



Кстати, параллельно со строительством линий оптического телеграфа во Франции русский механик Иван Кулибин изобрел аналогичную «дальнеизвещающую машину», которая была построена в 1794 году. Однако до ее практического применения дело не дошло. Первая действующая линия оптического телеграфа в России появилась спустя тридцать лет. Она соединяла Петербург и Шлиссельбург и служила для передачи данных об условиях судоходства на Неве и Ладожском озере.

Рядом с башней возвышаются руины старинного замка О-Барр, который благодаря отличному круговому обзору называли «Глазом Эльзаса».











За этот день мы прошли всего десять километров. Много это или мало? Если вспомнить, что баржа двигается со скоростью пешехода, то это означает десять километров пешей прогулки по живописной гористой местности. По-моему, совсем неплохо.


17 октября 2017 г.

Осматриваем уютный центр Саверна с множеством интересных средневековых построек.



Самое большое здание здесь – загородный дворец страсбургского епископа Людовика де Роана. Дворец был построен в 1779 году. Некоторые планы по его достройке и оформлению интерьеров остались нереализованными: помешала революция. Сейчас во дворце располагаются музей, культурный центр и молодежный хостел.







Городской собор строился с XII по XV-й век.





Чуть в стороне от центра сохранилась «общественная прачечная», где в давние времена горожане стирали белье в воде из канала.



Продолжаем путь. Навстречу попадаются не только небольшие теплоходы, но и пары лебедей. Чем не встречный флот?



А к обеду у нас сегодня эльзасский сыр Мюнстер с характерным резким запахом и Брийя-Саварен из Нормандии. Брийя-Саварен покрыт слоем чудесной белой плесени, очень хорош на вкус, весьма калориен и содержит 75 процентов жира. Пожалуй, это лучший из сыров, который я попробовал в этом круизе, хотя любой из них вполне может украсить собой самый изысканный стол.



Снова прогулка вдоль канала. В этот раз получилось сфотографировать «Мадлен» с моста.









Капитан управляет баржей с помощью переносного пульта, и почти не пользуется рубкой. Да и когда ему ей пользоваться? Из-за низких мостов рубка почти всегда опущена на нижнюю палубу, и, кстати сказать, на ней можно кататься как на лифте. А оборудована рубка вполне современно.





Когда рубка-лифт опускается вниз, из нее попадаешь в служебную часть баржи. Здесь находятся каюты экипажа и небольшой камбуз. На камбузе хозяйничает повар Кристоф, в одиночку готовящий еду для экипажа и пассажиров, и неплохо с этим справляющийся.







А как раз сегодня вечером у Кристофа свободное время. Мы останавливаемся в местечке Ватенхейм-Сюр-Зорн, и направляемся в местный ресторанчик, где готовят традиционный эльзасский тарт фламбе.





Тарт фламбе в переводе означает «пылающий пирог». На вид он чем-то напоминает пиццу, а чем-то – хачапури. Однако вкус этого пирога не похож на пиццу или хачапури. Его начинка состоит из мягкого белого сыра, лука и бекона. Все это кладется на тонкое тесто и отправляется в духовку.



Тарт фламбе может готовиться не только с классической начинкой, но и с разными добавками. За вечер мы попробовали четыре вида этого блюда, в том числе тарт фламбе с добавкой швейцарского сыра, с грибами и вегетарианский. Все они оказались очень вкусными.



За день мы прошли 22 километра. Неплохо для почти пешеходной прогулки, не правда ли?


18 октября 2017 г.

Как вы думаете, что это?



А это длиннющий прицеп к трактору. На нем мы проедем по плантациям хмеля, а потом будем дегустировать славную продукцию местных пивоваров.















Отсюда уже недалеко до Страсбурга. По пути расходимся с настоящей грузовой баржей, каких на каналах Франции осталось совсем мало…



… а потом минуем интересный поворотный мост.





Сыры, сыры… Франция – место где их стоит пробовать, хотя бы как часть истории страны. Их здесь много, почти все восхитительны на вкус, и относительно недороги. А к обеду у нас сегодня оранжевый с резким запахом сыр Лангр из Шампани и твердый сыр Конте из региона Франш-Конте. Это последние из двенадцати чудесных сыров, которые мы попробовали в этом круизе. И хотя кулинарные впечатления от посещаемых мест обычно не кажутся главными, но все же порой они чудесно дополняют впечатление.





Входим в черту Страсбурга. Сначала вдоль канала тянутся аккуратные трех- четырехэтажные дома, а потом баржа оказывается около огромного здания Совета Европы, напротив которого размещается Европейский суд по правам человека.







Здесь уже можно встретить крупное круизное судно с Рейна…



… но круизные суда не могут пройти по каналам в самый центр Страсбурга… А мы – можем. Маленькой баржей быть хорошо.





Уже почти в самом центре Страсбурга расходимся с груженой баржей, и швартуемся к набережной.



Страсбург – прекрасный город с потрясающей центральной частью. О нем надо писать много и обстоятельно, и это уже в другой раз.

Вечером на капитанском коктейле собрались не только гости, но и весь экипаж в составе шести человек. Завтра капитану Камилю предстоит отправиться в Бургундию для перегона круизной баржи Jeanine через всю Францию к месту зимнего отстоя в Страсбурге. На оставшиеся два рейса место капитана Madeleine займет старший помощник Йоселин. Ну а потом навигация подойдет к концу – до следующей весны, когда экипаж соберется вновь.



Сегодня мы прошли рекордные 28 километров, а протяженность всего нашего маршрута составила 107 километров. Обычный речной теплоход преодолеет это расстояние за пять часов, но мы гуляли не торопясь...


19 октября 2017 г.

Говорим нашей «Мадлен»: «До свидания!». Железнодорожный вокзал отсюда совсем недалеко…



Что сказать в заключение? Я отправился в этот круиз, потому что мне было интересно, что это за круизы – на баржах? И получил огромное удовольствие. Рекомендую ли я такой вид путешествия? Конечно. Главные преимущества здесь я вижу вот в чем.

Во-первых, круиз на барже – это знакомство со страной изнутри, по степени проникновения сопоставимое лишь с велосипедной или даже пешеходной прогулкой.

Во-вторых, баржа маленькая, уютная и удобная. На ней ты чувствуешь себя как дома, а немногочисленные попутчики и экипаж становятся тебе добрыми товарищами.

Интересных всем путешествий!
Расписание новое с 10 декабря вводится на год, уже не поменяется. Страсбур ночью, Париж утром. (Обратно из Парижа вечером, там уж и закат скоро даже летом.) Что-то можно увидеть, если встать на рассвете на пути туда. Но если цель не только формальная, проехать данным поездом до Парижа, а именно посмотреть – то лучше на местных поездах прокатиться :)

А цена разве адская? По-моему, даже в сингл-размещении вовсе не такая уж. Ну, если только Люкс брать.
http://pass.rzd.ru/static/public/ru?STRUCTURE_ID=5125&layer_id=3290&refererLayerId=162&id=2039
Даже если сравнивать с самолётами (а есть ли смысл?), то бывают варианты заметно дешевле (хоть и далеко не на порядок), но не всегда.

Не круиз, но и не способ добраться из А в Б, а путешествие ;)