Его звали "Юлаев"...

В Уфе разбирают пассажирские теплоходы 305 проекта. Пришло их время. Больше никогда не выйдут в рейсы «Герой Александр Головачев», «В.М. Зайцев», «Мулланур Вахитов», «Габдулла Тукай», «Герой Ю. Гагарин». И среди них – «Салават Юлаев», который работал под флагом нашей компании четыре года, с 2006 по 2009 год.


Теплоход «Салават Юлаев» в Константиново. 2007 год

В Бельском (позднее – Башкирском) пароходстве мы брали в аренду два теплохода с экипажами: с 2004 по 2009 год – «Василия Чапаева», а с 2006 по 2009 год – «Салавата Юлаева». Тот период, конец 2000-х, был последним, когда пароходство еще чувствовало себя пароходством: финансовые проблемы уже давали о себе знать, но оставались большой коллектив, здание в центре Уфы, судоремонтный завод с затоном, грузовой и пассажирский флот.

В то время мы много общались с пассажирской службой пароходства во главе с замечательной Ольгой Михайловной Сущенко. У нее был дружный и сплоченный коллектив. В ведении службы находился весь пассажирский флот пароходства.

Этот флот, если не считать прогулочного, состоял из одиннадцати двухпалубных теплоходов 305 проекта. Два из них, «Федор Кибальник» и «Марина Раскова», из затона при нас не выходили. У «Расковой» было разукомплектовано машинное отделение: теплоход пытались использовать как гостиницу, но не сложилось. «Федор Кибальник» где-то в начале 2000-х встал на средний ремонт и больше никогда из него не вышел, хотя, говорят, по техническому состоянию это было не самое плохое судно.

Два-три теплохода, и среди них всегда «Мулланур Вахитов», который работники пароходства считали «придворным», работали от Уфы. Оператором было само пароходство, путевки продавались в его административном здании на улице Ленина. Остальные теплоходы раздавались в аренду с экипажами в разные регионы. Арендаторы снабжали теплоходы топливом и продуктами, и больше ни о чем не думали: комплектацию экипажей, выпуск и эксплуатацию флота обеспечивало пароходство.


Теплоходы Бельского пароходства «В.М. Зайцев» и «Василий Чапаев» в Самаре. Тогда они оба работали в аренде: «Зайцев» – в компании «Спутник-Гермес», «Чапаев» – у нас. 2007 год

В то время существовал неформальный клуб пассажирских капитанов пароходства. Туда входили Рафаэль Радикович с «Чапаева», Загит Закирзянович с «Гареева», Фаниль Фаилович с «Юлаева», Федор Алексеевич с «Башкортостана», Мират Фаткулович с «Головачева». Мы с Александром Сахаровым часто общались с капитанами и даже однажды всей компанией ездили на дачу к Загиту Закирзяновичу, где, помню, попутно спасли заблудившегося в лесу щенка.


Капитаны Рафаэль Радикович Назаров и Загит Закирзянович Султанов. 2007 год

Мират Фаткулович был душой компании. Он прекрасно пел на русском и татарском языках. Его теплоход работал в аренде у нижнекамской фирмы. Подход к причальной стенке в Нижнекамске тогда не регулировался диспетчерами, и каждый вставал по желанию на верхний или нижний причал. Но когда в Нижнекамске ожидался «Головачев», капитаны пароходства старались не занимать верхний причал, зная, что его любит Мират Фаткулович.

Прекрасные отношения у нас сложились и с Николаем Николаевичем Савиным, капитаном-наставником пароходства, который иногда бывал на «Чапаеве» и «Юлаеве» во время навигации.

Все время получалось так, что «Юлаев» оставался немного в тени «Чапаева», хотя мы и вложили немало средств в пассажирские помещения теплохода, в том числе оборудовали восемь «полулюксов» на средней палубе. В механическом плане «Юлаев» был лучше «Чапаева», но в коммерческом все получалось наоборот: «Чапаев» ежегодно генерировал нам хоть небольшую, но прибыль, а «Юлаев», наоборот, приносил убытки. «Чапаев» был несколько популярнее «Юлаева», и это бывало обидно, поскольку экипаж «Юлаева» во главе с Фанилем Фаиловичем всегда работал с полной самоотдачей. Но у «Чапаева» как у нашего первенца, в глазах туристов была изрядная фора.


В 2006 и 2007 годах мы первыми (и последними) выполнили круизы по маршруту Москва – Березники – Москва. Теплоход «Салават Юлаев» на рейде в Березниках.

После навигации 2009 года мы отказались от аренды теплоходов с экипажами, и заключили с пароходством новый договор бербоут-чартера, по которому нам переходят права судовладельца. Нам теперь нужен был только один двухпалубный теплоход, и мы выбрали «Чапаева».

Набрав на судно свой экипаж, мы в ту же зиму сделали ему капитальную реконструкцию. Инспектор Речного Регистра, пришедший весной принимать теплоход, сказал: «Вот это судно будет жить». Тогда я еще подумал: «А почему же остальные не будут?» Но инспектор был прав. И выбери мы тогда механически лучшего «Юлаева», значит, сегодня в Уфе на разделке стоял бы «Василий Чапаев».

«Салават Юлаев» выходил в рейсы ещё несколько лет, до 2015 года, и все это время работал в Самаре, в основном от Башкирского пароходства. Фаниль Фаилович ушел из пароходства в 2014 году. Последнюю навигацию, после которой судно было остановлено из-за нерентабельности, его капитаном была Ирина Валерьевна Портнягина.

После банкротства пароходства весь его оставшийся флот был продан на торгах. Желающих купить «Юлаева» для восстановления не нашлось; он и пять других теплоходов были проданы для разделки.

Можно ли было этого избежать? Думаю, вряд ли. Хотя, мое личное мнение… Если бы тогда, в двухтысячные годы, пароходство не побоялось часть теплоходов продать, а часть раздать в бербоут-чартер, как это сделали с «Чапаевым»… Если бы пароходство тогда же сильно сократило свой штат… Тогда, возможно, большая часть этих судов сейчас бы продолжала работать в новых руках, сильно похорошев, да и пароходство, возможно, существовало бы и сейчас.

Но вспомним: теплоходы находились в государственной собственности, а пароходство с его огромным штатом относилось к социально значимым предприятиям республики. Как продавать теплоходы? Как сокращать штат?

Этим и была предопределена судьба пароходского флота. Теплоходы эксплуатировались минимальными средствами, в них практически ничего не вкладывали, и они сначала потеряли популярность, а потом оказалось, что для того, чтобы их использовать в современных условиях, требуется очень много денег на ремонты.

И все же я испытываю странное ощущение, когда режут «Юлаева». Такого ведь еще не было, чтобы теплоход когда-то работал под нашим флагом, а потом его разрезали. Все-таки теплоход не совсем железка: у него есть своя энергия, и с ним обычно возникают определенные отношения.



Жизнь идет. Старые теплоходы уходят. Скоро им на смену станут приходить новые суда.

А мы будем иногда вспоминать и про эти теплоходы, и про дружный капитанский клуб, и про душевную обстановку в пассажирской службе пароходства, и про многое другое. Оно ведь, пока мы о нем помним, никуда не уходит.
(Anonymous)
До слез жалко "Юлаева"... За плечами множество круизов по рекам и морям, многие уже забылись, но каждый круиз на "Салавате" мы помним и всегда будем помнить с теплотой. На нем всегда отдыхали именно душой и замены ему в этом плане нет.
Неужели 305-е настолько убыточны, что не нашлось желающих купить их для работы? Ведь продавали их за копейки.
Чтобы эти суда могли работать в современных условиях, требовались большие вложения, с шансом никогда не окупиться.
Очень интересно, Александр! Спасибо!
Не знал, что в Нижнекамске был оператор речных круизов. Не помните, как называлась эта фирма?
Конечно, люди, которые работали или отдыхали, на этих теплоходах, испытывают сейчас грустные чувства, но по факту разделка старых судов так или иначе стимулирует строительство новых.

Edited at 2018-07-25 07:00 am (UTC)
(Anonymous)
Что значит старых? Тот же "Юлаев" на 3 года младше "Бенуа". Он мог бы ещё работать и работать, даже без глобальной модернизации там не ощущалось что едешь на рухляди.
И каким образом стимулируют? У пароходства было 11пассажирских теплоходов, много ли судов заложено им на замену?
Замечательно написано! С ноткой-а то и целой мерой!-грусти по уходящим пароходам,по ушедшему времени...Спасибо!
Да нет, по ушедшему времени никогда не грущу. Просто бывают приятные воспоминания. :)
Очень-очень жаль. На "Юлаеве" не плавала, но плавала на "Зайцеве" в Уфу. Помню, что помощником капитана на нем была женщина.
Это и была Ирина Валерьевна Портнягина, последний капитан "Юлаева".
(Anonymous)
Грустно. В точности повторенная судьба Сухонского речного пароходства... (теперь даже от судоремонтного завода не осталось и следа). А какова дальнейшая рабочая судьба этих капитанов? Особенно интересно про Ирину Валерьевну Портнягину?
Загит Закирзянович теперь капитан на "Башкортостане", правда, в эту навигацию теплоход не выходит. Рафаэль Радикович работает в администрации речного бассейна. Остальные капитаны кто где, в основном на берегу. Про Ирину Валерьевну, к сожалению, не знаю.
А многие судоводители, работавшие в пароходстве, теперь работают в плавсоставе в разных судоходных компаниях.
Если бы тогда, в двухтысячные годы...
Насчёт "Если бы тогда, в двухтысячные годы...". Ничто не мешало тогда провести радикальное акционирование по примеру Волжского пароходства. Зачем оставлять ни разу не мотивированное правительство республики основным акционером по такому неликвидному активу? Ну или хотя бы сепарировать относительно ликвидный речной порт Уфы своим прилипалам к госконтрактам по строительству дорог, а для пассажирского блока найти нормального инвестора? Никто же сам не придёт! И если первую часть выполняют по результатам банкротства пусть и с большим опозданием, то по пассажирской даже и сходить некуда будет, оградку подкрасить...

Edited at 2018-07-25 12:43 pm (UTC)
Re: Если бы тогда, в двухтысячные годы...
Ну в общем да. Порт, а точнее территория завода, вообще была главным лакомым кусочком. А флот по сути был малоликвидным приложением. Я даже сомневаюсь, что на флот можно было найти инвестора. Но продать в 2005-10 годах ещё можно было, и не за те 2-3 млн.
К сожалению, я так и не побывал на Белой. А планировал как-то туда круиз именно на "Юлаеве", но желание посетить турецкий берег оказалось сильнее. Хорошо, что хоть на Оке побывал. Интересно, что будет дальше с "Палладой". Это был мой первый "пузырь"-теплоход, о котором самые приятные воспоминания.
Всё-таки в 305 проекте есть что-то особенное, они как-то по-своему уютны. Жаль, что эти теплоходы оказались никому не нужны.
Александр Сергеевич, нет ли какой-нибудь общедоступной информации по теплоходу "Пётр Первый". Череповец станет его последним причалом или есть надежды на его круизную жизнь?
На fleetfoto были фотографии, что у судна разбирают главные двигатели, значит, надежды на его восстановление уже нет?

Добрый вечер, Кирилл! Судно официально по документам переведено в стоечное, машина разукомплектована, так что, я думаю, шансы вернутся в строй в качестве круизного у "Петра Первого" минимальны.