asosnin (asosnin) wrote,
asosnin
asosnin

Category:

Восемь дней навигации

В этом году по известным причинам круизная навигация началась лишь в июне. Наш теплоход «Александр Бенуа» вышел в круиз первым в Москве. В другой ситуации мы бы радовались и гордились, а в этот раз больше волновались.



Первым в навигацию вышел в работу теплоход «Русь Великая» компании «Русич. Он начал рейсы на две недели раньше остальных, и стартовал из Ярославля. Что тут скажешь – безумству храбрых… Мы радовались за коллег и махали проходящей по Свири «Руси» с мостков в Мандрогах. Не просто махали, а орали во весь голос что-то восторженное. Некоторые пассажиры «Руси Великой» потом вспоминали этот эпизод: вот как нас приветствовали в Мандрогах какие-то местные ребята! Ха-ха, знали бы они, что эти ребята тоже скоро запустят в работу свои теплоходы.

На отправление «Александра Бенуа» 26 июня в Москву я приехать не смог. Этому рейсу предшествовала непростая работа по выводу судна в рейс. В условиях сегодняшнего дня ввести судно в работу – задача очень нетривиальная. Столько новых требований, зачастую просто ставящих в тупик… В общем, к моменту отправления судна в рейс было ощущение, что мы этот теплоход все это время буквально тащили в рейс на руках… и все последующие тоже.

После возвращения «Александра Бенуа» из круиза выходного дня Москва – Тверь – Москва мы с Александром Сахаровым приехали на борт, чтобы принять участие в первых рейсах навигации наших теплоходов.


29.06.2020

На «Бенуа» мы, впрочем, только переночевали в ожидании «Лебединого озера».



О реконструкции Северного речного вокзала в Москве знают, наверное, многие. Проект выглядит красиво: причалы станут пешеходными прогулочными зонами, а на всем их протяжении разместится макет канала имени Москвы.

Но, к сожалению, реконструкция не закончена. Если бы навигация началась, как планировалось, в конце апреля, а весь существующий флот вышел бы в работу (напомню, что около половины круизных судов в этом году не выйдут из затонов), то это была бы катастрофа: Москва просто практически никого не смогла бы принять. Я не знаю, что бы мы все делали. Наверное, начинали бы круизы в Дубне, Твери и других городах.

Сейчас часть стенки Северного речного вокзала готова к приему судов, но, во первых, там не осуществляется снабжение теплоходов питьевой водой, а во-вторых, на причалы не пускают машины, при том что до места, куда такси могут подъехать, неблизко.

Поэтому пока мы решили воспользоваться услугами Северного порта. Причалы Северного порта («нулевой» и «минус первый») являются продолжением причальной стенки Северного речного вокзала, но административно к нему не относятся. Здесь обеспечивается снабжение судов питьевой водой, есть подъезд на такси… Правда, места у причальной стенки немного. Весь круизный флот эти два причала все равно принять не смогут.

Да и все-таки главная задача Северного порта – грузовые операции, поэтому остальная честь стенки занята грузовыми судами. «Бенуа» встал на «минус первый» причал почти вплотную к одному из них.



А потом к нам подошел с рейда теплоход «Лебединое озеро».



Стоя на палубе «Бенуа», мы удивлялись, как он сюда поместится. И лишь капитан «Бенуа» Павел Иванович не удивлялся. «У него впереди еще несколько метров», – сказал он, взглянув на продолжающий движение в сторону грузовых причалов теплоход опытным взглядом.



И оказался прав: «Лебединое озеро» поместился на «минус первый» причал прямо впритык к стоящей впереди «Москвушке».



Подошел он к причалу он не просто так, а для осмотра инспектором Роспотребнадзора. Дело в том, что на тот момент санитарные службы регионов с неблагополучной ситуацией по коронавирусу не выдавали санитарные свидетельства базирующимся у них судам. К таким регионам, к сожалению, относилась и Нижегородская область, где зимует значительная часть круизного флота России. Нижегородские службы осуществляли приемку судов по установленной процедуре, но санитарные свидетельства выдавались только на разовый перегон без пассажиров до места работы судна. Подразумевалось, что постоянные санитарные свидетельства будут выдавать уже управления Роспотребнадзора в регионах работы судов, если это позволит местная обстановка.

В управлениях Роспотребнадзора в регионах, куда прибывали суда, были несколько удивлены обилию свалившегося на них флота. И, конечно, на всех нас немного поворчали из-за необходимости осуществлять освидетельствование флота в сжатые сроки. Но, с другой стороны, теплоходы приходили абсолютно готовые к работе, с выполненными санитарными требованиями, сделанными анализами воды и так далее. Поэтому нас по возможности оперативно принимали и освидетельствовали, хотя и без послаблений: осмотр одного судна, не считая оформления документации, занимал не меньше, чем полдня. Могу только сказать спасибо сотрудникам московского Роспотребнадзора за их профессионализм.

Несмотря на сказанное, мы каждый раз переживали, успеют ли теплоходы быть освидетельствованы в срок. Так что и в тот день, до тех пор, пока у нас на руках не оказалось оформленное санитарное свидетельство на теплоход «Лебединое озеро», я не находил себе места.

На «Лебедином озере» я занял свежепеределанную каюту на средней палубе (класс «комфорт»), став первым ее обитателем. Основной целью реконструкции кают на средней палубе было увеличить размеры санузлов и сделать их более удобными. Это потянуло за собой полную переделку кают, в которых не осталось ни одного старого элемента отделки.





В 12.30 «Александр Бенуа» отправился в 12-дневный круиз в Елабугу, уже второй круиз в эту навигацию.



Теплоход «Лебединое озеро» помещался на «минус первый» причал только вторым бортом, поэтому после ухода «Бенуа» он перешел на «нулевой» причал к только что подошедшему «Ростроповичу».



Тем временем еще один теплоход, «Президент» («Цезарь-трэвел»), пришел с зимовки и встал под посадку, причем к причалу Северного речного вокзала. Хотя стройка и далека от завершения, но плитка для пешеходов на причалах уже уложена, так что проход к причалам есть. Сами причалы, хотя и не все, тоже готовы к приему судов.



В 17.30 вышли в рейс. Маршрут до Костромы. На борту – более двухсот путешественников.





На Клязьминском водохранилище, после моста Дмитровского шоссе, нас ждал брат-близнец – теплоход «Лунная соната». Оба судна убавили ход, приблизились друг к другу и трогательно поздоровались. «Соната» шла в Москву перегоном без пассажиров – с таким расчетом, чтобы иметь для санитарного освидетельствования запас в несколько дней.









Через несколько минут после трогательной встречи я получил фотографию от моих друзей – Вани и Даши Загайновых. Они сфотографировали «Лунную сонату» из окна своей квартиры в Долгопрудном.



На вечер того же дня был запланирован выход из затона Память Парижской коммуны в Нижегородской области теплохода «Н.А. Некрасов» – с тем, чтобы прийти в Москву в четверг утром, иметь два дня на получение санитарного свидетельства, а в субботу отправиться в рейс с туристами.

Надо сказать, что, несмотря на все сложности начала навигации, была одна вещь, о которой мы в этот раз могли не думать. Это уровень воды на обычно проблемном участке Городец – Балахна. Вода на нем держалась постоянно, и даже четырехпалубные «Лебединое озеро» и «Лунная соната» с осадкой три метра прошли этот участок во внеурочное время, ночью. А ведь обычно воду там «дают» кратковременно и не ночью, а в первой половине дня. Так что насчет «Некрасова» с его 2,5-метровой осадкой мы вообще не волновались. А зря.

Днем нам сообщили, что по прогнозу уже к полуночи воды на проблемном участке для «Некрасова» будет недостаточно. А значит, придется ждать полудня вторника и приходить в Москву в четверг вечером. Поздновато, рискованно…

Решили немедленно выходить из затона и идти на Москву. Вода в Городце уже падала, не было гарантии, что к подходу «Некрасова» она еще будет, но надо было хотя бы попытаться успеть пройти. В день перед выходом из затона многие члены экипажа заканчивают домашние дела, так что не все были на борту к неожиданному отправлению… Забирали их уже в Городце. Решение оказалось правильным: «Некрасов» без задержек прошел проблемный участок. Забегая вперед, скажу, что теплоход пришел в Москву по плану.




30.06.2020

Первая половина дня получилась сложная. Подробности я оставлю для мемуаров (это еще нескоро), а суть событий сводилась к тому, что практически над всем круизным флотом России повисла угроза остановки навигации. Потом возникла угроза невыхода остального круизного флота. Нет, никаких конкретных причин не было, просто так легли карты. Уровень стресса во всей круизной отрасли в тот день был запредельным. Хорошо, что туристы ничего не заметили.

Для перелома ситуации были приложены совместные усилия Минтранса, Росморречфлота, Ростуризма, Российской палаты судоходства и ведущих круизных компаний. Люблю всех, кто участвовал в разрешении ситуации! Хорошо, когда работа такая слаженная!

Во второй половине дня стояли в Угличе.

На борту «Лебединого озера» путешествовали наши друзья Максим и Катя. Недавно Катя подарила Максиму на день рождения дрон, и с тех пор Максим и дрон стали одним целым. С дрона получаются интересные фотографии. Например, нетривиальный вид на Угличский шлюз и «Лебединое озеро» в нем.



Что интересно: мы несколько раз приглашали профессионалов для съемок наших теплоходов с воздуха. Не в обиду кому-то: результат обычно получался весьма унылый. Из ярких, хотя и невеселых, впечатлений от всех этих профессиональных съемок осталось только одно, когда квадрокоптер упал на оператора и слегка его порубил.

Здесь же – любительская съемка без претензий, а результат замечательный! Впрочем, и современные дроны куда совершеннее своих предшественников.







Вечером в теплоходном театре давали «Самоубийцу» Эрдмана. Точнее, спектакль театра «Путь» «Бедный Семен Семенович» по пьесе «Самоубийца». Волшебно. Я счастлив: идея сделать драматический театр на теплоходе не только реализована, но и живет уже третью навигацию. Правда, исходя из реалий этого сезона мы ограничиваем количество людей в зале (пока мест желающим все равно хватает).



Меня, кстати, часто спрашивают про ограничения этой навигации. Самое существенное – это более свободная рассадка в ресторанах и, к сожалению, вытекающие отсюда две смены питания. Расписания наших теплоходов не рассчитаны на две смены питания. В дни, когда расписание не поменять, бывают ранние завтраки и поздние ужины. А в остальном – маски для туристов на борту по желанию, на берегу – в зависимости от местных требований. Справки для попадания на борт не нужны, но каждому заходящему на борт в каждом порту бесконтактно измеряется температура.


01.07.2020

Во время утренней стоянки в Ярославле мы с Александром решили позавтракать на яхте у друзей, совершающих путешествие из Москвы вниз по Волге. Они как раз заночевали в Ярославле, а наш теплоход их догнал.



После чудесного завтрака уходить с яхты не хотелось. Напротив, хотелось еще пообщаться. И тогда возникла идея: а пусть «Лебединое озеро» идет в Кострому без нас, а мы пересядем на него где-то в пути. Я, правда, сначала сомневался. Теплоход ведь не игрушка, он идет с пассажирами по расписанию. Но, с другой стороны, расчетное время хода между Ярославлем и Костромой 4-15, а в расписание заложено 4-30. Предпосылок для задержки в Ярославле нет. Значит, «Лебединое озеро» может легко убавить ход, принять нас на борт, и, потеряв не больше пяти минут, прийти в Кострому даже чуть раньше расписания.

Мы согласовали этот план с капитаном «Озера», и отправились вниз по Волге. Ощущения, когда путешествуешь по реке на небольшой яхте, отличаются от «теплоходных». Здесь ты ближе к воде и лучше чувствуешь реку. И потом, виски…



Где-то на полпути между Ярославлем и Костромой нас догнал наш теплоход. Пара минут – и мы на его борту.



В Костроме пока задействован один причал, центральный. Первым бортом там стоял «Космонавт Гагарин», а вторым – наш «Александр Бенуа». Мы подошли третьим, но ненадолго: «Гагарину» надо было сразу отправляться в рейс, так что нам предстояли маневры. Я перепрыгнул на «Бенуа», а Максим с Катей вышли на берег и подняли в воздух дрон.

Смотреть на маневры сверху – здорово! Пусть и с помощью дрона. Итак, смотрите, как решается задача по выпуску «Гагарина». «Лебединое озеро» отработал чуть назад. Он ждет, когда оба теплохода отойдут от причала, чтобы встать первым бортом: ему отправляться последним из всех. А «Бенуа» пошел на круг, чтобы после окончания швартовки «Озера» встать к нему вторым бортом. Иногда на круг уходят два или три судна сразу, и у речников это называется «карусель». А маневры множества теплоходов у одного причала – «свадьба».

Да, и, кстати, неумеренное употребление слова «ходить» вместо «плавать» однозначно выдает сухопутного человека.





В следующий кадр попал новый костромской причал. Его построила компания «Конт», чьи причалы можно увидеть во многих речных городах. Два существующих понтона Костромского порта тоже остаются в работе. В течение многих лет порт выводил их из эксплуатации в октябре, иногда предупреждая об этом лишь за месяц, и мы были вынуждены менять маршруты нашим осенним круизам, исключая из них Кострому. Поэтому мы с энтузиазмом восприняли строительство стационарного причала «Контом».

В последние пару лет, правда, причалы Костромского порта стали доступны до ноября. Проблема снялась. Но мы в ближайшем круизе «Александра Бенуа» опробуем новый причал. «Бенуа» станет первым судном, которое к нему подойдет. А в дальнейшем мы планируем использовать оба причала – и центральный, и новый.





В Костроме наш с Александром круиз закончился. Нам надо было в тот же вечер попасть в Москву, где на два последующих дня были распланированы дела. В том числе хотелось находиться неподалеку от предъявляемых Роспотребнадзору «Лунной сонаты» и «Некрасова»: задержки в получении санитарных свидетельств были очень нежелательны.

Так что мы сказали всем «до свидания», в том числе сашиной семье, оставшейся на борту теплохода, и поехали на машине в Ярославль, а там сели на поезд до Москвы.



Напряжение последних дней стало нас понемногу отпускать. Поезд тронулся, мы открыли по банке пива, а проводница попросила нас это не афишировать, потому что пиво в поезде запрещено. Мне не хотелось подводить добрую проводницу, и я незаметно поставил банку между креслами. Конечно же, одно неловкое движение, и банка опрокинулась. На полу перед сидящей сзади нас девушкой разлилась желтоватая лужица. «Это ведь пиво? Пиво?» – с надеждой спрашивала она меня. «Это пиво», – успокаивал ее я. Мне было неловко. Вместе с проводницей мы ликвидировали последствия разлива и заказали горячее – курицу.

Потом нам позвонили. Дела в Москве отменились, а санитарный осмотр «Некрасова» и «Сонаты» начнется завтра с самого утра, то есть даже раньше, чем планировалось. Я подошел к проводнице: «Когда следующая остановка?» – «Ростов, через двадцать минут» – «Планы поменялись, мы выходим в Ростове». «Как же так?» – расстроилась добрая женщина, но я заверил ее, что планы поменялись в лучшую сторону.

Мы съели курицу, вышли в Ростове, а через час уже ждали «Лебединое озеро» в ресторане «Ванильное небо» на ярославской набережной. «Это хорошее вино?» – «Да, это хорошее вино, потому что оно немецкое, а немецкие вина всегда хорошие». Спасибо, мы его берем.

Теплоход появился из ночи, забрал нас и ушел обратно в ночь.



Мы никого, кроме капитана, не предупредили о нашем возвращении, потому что хотели сделать всем сюрприз. Правда, были опасения, что Сашу в ночи не пустят в его каюту, но обошлось.


02.07.2020

Утром – зеленая стоянка Коприно. Съемки с дрона. Многие купались: вода не меньше 23 градусов.



Потом мы стояли в Мышкине. Здесь тоже были съемки с дрона, в том числе необычные.



По замыслу то ли Максима, то ли Саши мы должны были позировать на площадке перед рубкой вместе с капитаном теплохода. Так что мы залезли по вертикальному трапу на крышу перед рубкой вместе с Андреем Александровичем, и долго там стояли, а вокруг нас летал дрон.





И все бы хорошо, но никто из нас не взял туда с собой солнцезащитные очки, а стоять пришлось прямо против солнца.





Весь день я внутренне удивлялся: надо же, должен сейчас быть в Москве, а я почему-то на теплоходе. Что ж, если есть время для таких приятных рефлексий, значит, жизнь налаживается.


03.07.2020

В 18.00 – прибытие в Москву. Что имеем в Москве? Один подходящий для судов таких габаритов причал в Северном речном порту, «нулевой». Первым корпусом там уже стоит «Булгаков». Но это еще ладно. Вторым корпусом к нему пришвартована наша «Лунная соната», и у нее запланирована посадка пассажиров на круиз выходного дня в Углич с 16.30 до 19.30. Посадка на этом причале производится через кормовой пролет, что всегда усложняет задачу и даже может привести к некоторому бардаку. А тут еще мы подойдем в разгар посадки третьим корпусом и начнем высадку пассажиров через тот же кормовой пролет. Даже сложно представить, к чему это приведет.

Черт с ним, говорю. Давайте сегодня под высадку встанем на Северный речной вокзал. Подумал: потом все равно перейдем в Северный порт, потому что только там есть питьевая вода. Но хотя бы по-человечески высадим людей – через носовой пролет, первым корпусом и без встречного потока садящихся на другой теплоход.

Хорошо, что у нас есть договоры с обоими портами. Правда, все стоянки надо заранее согласовывать, но тут уж договорились за несколько часов до прибытия.

На подходе к Москве хлынул мощный ливень.



У причала – «Булгаков» с «Сонатой»…



… а на рейде – «Некрасов».



Подходим к 3-му причалу Северного речного вокзала. Работа на набережной кипит, но уже вырисовываются очертания того, что здесь будет. Причальная стенка и причальные павильоны красиво отреставрированы, пешеходная дорожка замощена. Жаль только, что при проектировании никто не интересовался мнением судоходных компаний и профильных ведомств. Не учтены ни технологические процессы обслуживания флота (чего стоит требование принимать продукты и снабжение только в ночное время. А что делать тем, у кого стоянка в дневное?), ни удобство для пассажиров судов, которых лишили возможности доехать до причала на машине. Делали зону отдыха, а про теплоходы при этом и не вспомнили. От речного вокзала осталось только название.





Перебежали под дождем в Северный порт на «Сонату». Там полным ходом шла посадка в первый круиз, в который отправлялось много друзей и знакомых. Пообщался и со многими постоянными речными путешественниками. Это всегда очень приятно. Единственное, меня постоянно принимают за руководителя «Инфофлота». А я даже и не его сотрудник. Со времен «Инфофлота» у меня остался лишь электронный адрес, потому что к нему привязана уйма всяких аккаунтов.

Ощущение, когда тебя считают тем, кем ты не являешься, довольно странное. Я действительно стоял у истоков «Инфофлота», но сейчас я не там: мой нынешний проект – круизная компания «Созвездие». «Инфофлот» – это агентство по продаже круизов множества разных компаний. «Созвездие» – это круизная компания со своими теплоходами. Первое – магазин с широким спектром, второе – одна из марок этого спектра. Мне всегда больше нравилось развивать отдельную марку, чем охватывать большой спектр.

Впрочем, в тот вечер главным было другое. Увидеть столько знакомых лиц на одном теплоходе – это здорово.





Проводили «Сонату» с палубы мостурфлотовского «Булгакова», и, пока ожидали «Озеро», зашли погреться коньяком в каюту к директору круиза Владиславу Хасикову. Он, конечно, не пил – завтра в рейс, зато уж мы угостились отменно. Иногда кажется, что на реке все – старые знакомые.

Но вот и «Озеро». Саша пошел туда ночевать к семье, я – на «Некрасова».




04.07.2020

В это утро в рейсы уходили «Булгаков», «Лебединое озеро» и «Некрасов». Навигация набирает обороты…



Для организации посадки мы с «Водоходом» приобрели большой тент. Пригласили пользоваться им и «Мостурфлот», но они уже закупили свой, а, впрочем, не отказались и от нашего. Я люблю «Речной альянс». Мы все на одной волне. А смысл палатки в том, чтобы провести в ней, а не на борту, регистрацию туристов и собрать их багаж. Багаж обрабатывается специальным составом и доставляется в каюты. Никаких очередей и людей с чемоданами на трапах.



«Н.А. Некрасов» уходил позднее остальных, в 14.30. Он отправлялся в первый рейс навигации – 22-дневный круиз до Ростова-на-Дону и обратно. Мы подсели на «Некрасова» на три дня, до Костромы.

«Некрасов» с детства был моим любимым теплоходом. Однажды мы там с папой готовились к моему поступлению в вуз и занимались физикой – от Москвы до Астрахани и обратно. По-моему, я обо всем этом когда-то рассказывал. Если бы мне тогда сказали, что я стану совладельцем этого судна, я бы удивился и скромно ответил, что совладельцем быть не претендую, но можно ли мне будет иногда составлять для него расписание? С детства люблю расписания.

Сейчас у нас есть отдельная штатная единица, отвечающая за расписания, но в случае чего меня в этом деле тоже никто не станет ограничивать. А вы говорите, мечты не сбываются.

Конечно, нынешний «Некрасов» – это не тот «Некрасов». В процессе реконструкции, закончившейся в 2006 году, на базе того «Некрасова» был построен фактически новый теплоход. Сохранились некоторые элементы отделки, а вот следа от старых кают не осталось совсем.





Мы регулярно обновляем нашим теплоходам интерьеры, а к этой навигации сделали на «Некрасове» и однотипном «Александре Бенуа» полную реконструкцию двух общественных помещений.

Во-первых, концертный зал превратился в лаунж-бар со сценой. Здесь новая мебель, барная стойка, освещение, шторы, пол, потолок. Теперь это, пожалуй, главный общественный центр судна.







Во-вторых, мы расширили помещение бывшего кормового бара, и оборудовали на его месте мастер-салон для занятий йогом, мастер-классов, детских мероприятий.



После «Озера» и «Сонаты», жизнь на которых обычно бурлит, «Некрасов» – островок тишины и спокойствия. Особенно в таком длительном круизе. Люди настраиваются на неспешное, созерцательное путешествие.

На борту, как и обычно в таких рейсах, оказалось много знакомых. Это всегда интересное общение. В этот раз, правда, не обошлось без казуса. Ко мне на палубе подошел мужчина, представился, я тоже представился (скорее всего, он меня заочно знает, подумал я, но этикет есть этикет). Мы немного поговорили о предстоящем путешествии, о том, что он едет с семьей в двух каютах. Очень приятные, кстати, люди. И тут он спросил, впервые ли я в круизе. Честно скажу, я даже растерялся и не сразу нашелся, что ответить.

А вот не думай, что все тебя должны знать, пусть и на таком длительном круизе.



Вечером арт-бригада «Некрасова» дала первый концерт в новом лаунж-баре. Как тут не попозировать вместе с замечательными артистами?




05.07.2020

Ночью не спалось, ходил по палубе, о чем-то думал. На канал опустился туман. Поднялся в рубку к капитану Денису Андреевичу. Мы как раз подходили к первому шлюзу. Пока шлюзовались, попили чая.



Встречную «Сонату» ждать не стал. Незачем: все равно проснусь за минуту до расхождения. Так и получилось: около пяти утра сфотографировал теплоход из окна каюты.



В первой половине дня стояли в Угличе, а во второй – в Мышкине.



В Мышкине – очередная теплоходная «свадьба», хотя и небольшая. На первый взгляд головоломная: «Некрасов» и «Лебединое озеро» должны подойти к 15.30, а у причала уже стоит «Булгаков», отправляющийся в 16.00. Пока все просто? Хорошо, усложним: у борта «Булгакова» – бункеровщик, продолжительность заправки рассчитана как раз до 16.00, а к бункеровщику мы никак пришвартоваться не сможем.



Каков же правильный ответ? Он же единственный: «Булгаков» вместе с бункеровщиком ненадолго отошел от причала, чтобы пропустить нас встать первым и вторым бортом. Теперь никто никому не мешал.





В Мышкине хозяйки местного туристического центра, две чудесные Светланы, во-первых, подарили нам целое ведро клубники, а во-вторых, отвезли нас на ферму «Зеленая миля».

Года три назад я вынашивал идею «фермерского круиза» с экскурсиями на разные фермы, с дегустациями местной продукции, и в программе в том числе была и «Зеленая миля» – ферма в нескольких километрах от Мышкина. Проект не просто провалился, а провалился феерически: по-моему, к нему не проявил интерес ни один речной путешественник. Мы заменили этот круиз на какой-то другой, но мне все равно было интересно побывать на какой-то из этих ферм. И вот мы на «Зеленой миле».



Куры, утки, козы, овцы, лошади… Сашина шестилетняя дочка Алина пришла в полный восторг.





Все оказалось очень мило, хотя это не образцовая, а самая обычная ферма. Здесь иногда принимают небольшие группы гостей, и можно даже остановиться в гостевом доме. Местная молочная продукция хороша до восторга!

Отошли от Мышкина в одно время с «Лебединым озером».



Минут через пятнадцать выхожу на палубу, и что же вижу? Мы идем по широкому месту реки параллельно с «Лебединым озером». Когда еще такое повторится? Жаль, что большинство путешественников на обоих теплоходах в это время ужинали.



Перед мостом у станции Волга пропустили «Лебединое озеро» вперед.



В Рыбинском водохранилище наши пути разошлись. «Некрасов» повернул на восток, а «Лебединое озеро» продолжил путь на север, в Санкт-Петербург. Я долго смотрел ему вслед и вспоминал, как три года назад мы перегоняли этот теплоход с Дуная через Черное и Азовское моря и какие нас там сопровождали приключения.



Потом мы опускались в камере Рыбинского шлюза и пробовали на кормовой террасе коктейль апероль шприц. Мы с Александром это делаем в каждом рейсе на каждом нашем теплоходе. Дело в том, что у нас есть легенда, что на наших теплоходах делают самый лучший в мире апероль шприц. И чтобы ничего нашу легенду не опровергло, мы пробуем этот коктейль в каждом рейсе.

Некоторые неромантичные коллеги утверждают, что именно для нас на теплоходах готовят какой-то особенный апероль шприц, но мы не верим неромантичным коллегам.



Как раз напротив Рыбинска решил отнести пустой фужер в бар. Ну и, конечно, уронил его на палубу. Произнеся непроизвольно слово «сука», я обернулся. На палубе сидели наши постоянные речные путешественницы, с которыми мы вчера так приятно общались.

А может быть, они не услышали?




06.07.2020



Из Костромы мы уехали в Петербург. Накопилась работа в офисе. Покидали «Некрасова» с сожалением. На теплоходе вообще лучше, чем не на теплоходе. Это, наверное, глупо – уезжать с теплохода, когда никто не выгоняет? Или не проводить на теплоходах все свое время?

Люблю теплоходы, люблю всех, кто на них работает и путешествует. Хорошо, что круизная навигация наконец началась!
Tags: Созвездие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →